Мир Фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Фанфиков » Законченные фанфики по другим книгам » Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...


Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...

Сообщений 21 страница 30 из 36

21

Глава 15. Бегство Петтигрю.
Часть 1. Снейп. Сириус Блек и Питер Петтигрю.
Пятнадцатое  мая стало одним из поворотных дней нашей истории. В этот день состоялся матч Слизерин- Гриффиндор. Я до последнего сомневался в том, что Кэтти не поддастся брату. Но тем не менее снитч она схватила первой.
- Северус, что это с Вами? – недоуменно спросила профессор Вектор, заметив, что я не свожу взгляд с ловца моего факультета. Кэтти прирожденный ловец, с детства на метле. И это выглядит очень красиво, а может только для меня…
- А что со мной? – повернулся я к ней.
- Вы же не любите квиддич, а тут и на игру пришли, и глаз с поля не сводите. Странно…
- Отчего же, это вполне нормально. Захотелось человеку матч посмотреть, бывает такое… - безмятежно заметил Люпин, сидевший за Вектор. Хотя с февральского скандала он все знает… Тогда я нарвался на неприятность в лице Тома Реддла, уволившего меня из Министерства. Доходы резко сократились, Дамлдбор увеличил зарплату, но полностью мои министерские премии это конечно не покрыло.
- Ну ладно, конечно… - нумеролог обратила взор на поле, где самое захватывающее противостояние было между Гарри и Кэтти. Оба ловцы, оба с детства играют, брат и сестра… Но игру выиграл все же Слизерин, со счетом 200 – 60. Кэтти на считанные секунды опередила Гарри за счет опасного финта или как там это называется…
Фото с Кубком и командой и Кэтти обнялась с братом. Только что соперничали, а теперь уже весело смеются и держатся за руки. Их отношения всегда приятно удивляли меня – я никогда не видел, чтобы младший брат так любил старшую сестру. Поттер этого не выражал, но это было видно. По глазам, с теплом смотревшим на Кэтти. А та относилась к нему с почти материнской любовью…
После игры Кэтрин пробыла со мной около получаса, и ушла к Люпину – праздновать победу с ним и трио – Поттер, Грейнджер и Уизли. А еще они собирались идти к Хагриду – это был день казни его гиппогрифа. Который еще в начале года напал на Малфоя-младшего. Ну и старший добился казни животного. Хотя по словам Кэтрин Малфой виноват был сам. А ей, в свою очередь, рассказали Поттер, Грейнджер  и Уизли…
Через час я принес Люпину зелье – было полнолуние. Никого не было, ушли видимо все впятером. На столе лежала та самая карта, по которой Кэтти показывала Петтигрю. И на ней… я ради интереса листнул на изображение двора… от замка к Гремучей Иве стремительно летели две пары ног. «Кэтрин Реддл» и «Римус Люпин»…
Визжащая Хижина… поставив зелье на стол, я поспешил туда, с нехорошим чувством. Через пятнадцать минут я уже был в туннеле, Ива остановлена, слышались голоса.
- Ты их предал! – звонко произнес голос Гарри.
- Нет, но я все равно что убил их… я виноват в смерти Джеймса и Лили, да… - хрипло звучал мужской голос, что-то вроде баритона. Хрипло и устало. Сириус Блек…
- Гарри, прекрати! Ты можешь выслушать?! – зазвенел голос Кэтрин.
- ОН сам сказал что виноват!
- Да, потому что не подумал о том, что их может предать другой человек! И он сейчас здесь!!!
- Я? – промямлил Уизли. Я подошел уже к двери той комнаты, где находилась честная компания.
- Да не ты… твоя крыса… - судя по тону, Блек отмахнулся.
- Короста? – у него их что, много?
- Это Питер Петтигрю, Рон! – Люпин тоже тут. Отлично. Но пусть Петтигрю расслабится и отдыхает… Так проще будет его поймать. Секунду спустя, распахнув дверь, я приближался к Сириусу Блеку. Длинные спутанные грязные волосы, худой, можно сказать тощий… в изношенной одежде… Глаза полыхнули при виде меня, но вид изможденный. Азкабан…
- Сириус Блек…какая встреча! – усмехнулся я. – Я мечтал тебя поймать… А уж как тебя заждались дементоры… - моя игра была рассчитана на одного зрителя – Петтигрю. – Даже поцелуют…
- Сидел бы ты лучше со своими пробирками, Нюниус, - зло бросил Блек. Он не знает, что это игра… никто кроме меня и Кэтрин не знает этого… никто…
- Северус, ты как всегда захотел узнать больше, опоздал и делаешь неправильные выводы. Позволь мы тебе объясним, – пытался успокоить меня (или Блека?) Люпин. Да  я  и так спокоен, волчонок наш!
- А ты… помогаешь старому другу, да? Я еще в начале года говорил Дамблдору, что брать тебя на работу глупо и опасно…
- Профессор… - встрял Поттер. Не порти мне картину, мальчик мой…
- Молчать, Поттер. Про Вас, безответственный мальчишка, я вообще молчу! Вы потащили своих друзей, таких же самоуверенных как Вы, в компанию двух преступников… - Поза крысы стала спокойнее, Петтигрю даже проявился на свет. Блек молчал, стиснув зубы. – Дай мне шанс, Блек, умоляю! – я прищурился, наставив палочку на горло Сириуса. Петтигрю высунул морду (или лицо?) из рук Уизли. Молодец, Северус… цели достиг…
- Экспеллиармус! – три детских голоса выкрикнули заклинание в мой адрес. Поттер, блин! Но наложить щит я не успел, почувствовал только, что ударился обо что-то головой… и провалился на краткое время в тишину. Очнулся я в одиночестве, но судя по голосам в туннеле, компания еще не ушла далеко. Спустившись вниз, я последовал за ними. Петтюгрю пойман. Нет, я все же молодец… по лицу текло что-то теплое и липкое. Проведя пальцами по этому теплому и липкому, я ужаснулся – кровь.
Ладно, потом разберемся… а Поттер отрабатывать будет до конца следующего года. На преподавателя напал, да еще и помогавшего ему же… Кэтти оглянулась, шепнула губами:
- Выйди после нас… сразу после нас…
Выбираясь наружу, я слышал вой… Луна… Люпин! Выскочив из хода, я огляделся. Дети стояли в кучку, Кэтти закрывала их собой… она так и не переоделась. Зеленая спортивная мантия резко выделялась на фоне черных школьных Поттера и его друзей. Люпин еще не перевоплотился совсем… Загородить детей вместе с Кэтти  я успел, но вот что делать… дать им убежать… только сказать когда можно…
Сбоку на оборотня бросился черный пес… схватка между ними дала мне возможность оценить ситуацию. Петтигрю убежал, Уизли со сломанной ногой… Ладно, Гермиона и Гарри доведут.
- Ступайте в замок, мистер Поттер и отведите друга… - скуленье Сириуса и Поттер рванул на звук. Из леса послышался вой волка, Люпин ушел…
- Гарри!!!  - ринулась за братом Кэтти.
- ВЫ ДВОЕ В ЗАМОК!!! – Грейнджер кивнула и попыталась поднять Рона Уизли. Наколдовав носилки ее палочкой, я вручил ее девочке:
- Донесите только! И в замке поговорим о вашем поведении… Живо!!! – дважды повторять не пришлось. Грейнджер ушла, удерживая магией носилки с Роном. Я же отправился в лес…
- Экспекто Патронум…  - звук голоса Кэтти, на него я и сориентировался. К озеру надо…
Голоса звучали неявно, но судя по ним, была перепалка. Гарри и Кэтти… потом голос Поттера стих. Раздалось:
- Отвали от него, урод! Не смей подходить к моему брату, понял? – Петтигрю… я старался идти быстрее, но ветви мешали, лезли в глаза, били по лицу…
- Остановишь, деточка? – хихикнул Хвост.
- Постараюсь…
- Круци... – откуда у него палочка? Но это неважно… Кэтти!
- Финита Нокане! Редальго! – пытается защититься, обожгла его…умничка… но надо идти быстрее…
- Петрификус Тоталус... – уже близко, еще немного… но…
-НЕ ТРОГАЙ ЕГО!!! Экспеллиармус!
- Ой…а у меня еще есть... – хихиканье из-за двух-трех деревьев… я нацеливал палочку, главное не в Кэтти… - Сектумсемпра! И Баильядос!  - моим заклинанием в мою девушку? Ты труп, Петтигрю!
- Остолбеней! – я приблизился к замершему магу, убедился, что связан он крепко. И бросился к Кэтти, потерявшей сознание. Нет, цела… Сектумпсемпрой не попал… а вот что такое Баильядос – понятия не имею…
- Что это, Петтигрю? – снимая со рта Хвоста заклятье, я хотел его убить. Нет, это шанс Блека…
- Северус, какая радость!!! – он и правда вылитая крыса… даже противно…
- Что с ней?
- А…так…не знаю, вычитал в одной книге…
- Твои проблемы, Петтигрю. Хотя тебе недолго осталось…
Дементоры… они подлетали к лежавшему без сознания Блеку… все трое были без сознания. И Кэтти, и Блек и Поттер.
- Экспекто Патро…
- НУМ! – с того берега мчался олень, Патронус… все равно чей. Дементоры отлетели, моя лань правда почти не вышла из палочки. Почему? А потому что я же удерживаю веревки на Петтигрю, точно…
Создав носилки и положив на них мужчину и мальчика, я поднял Кэтти на руки. И остановился… Ибо к нам с горящими глазами близился волк… Римус?
Он был далеко… но если услышит или учует…конец всем четверым, я не справлюсь один, еще и удерживая Петтигрю. Я отвлекся на минуту… и Петтигрю, на глазах став крысой, сбежал… Люпин прошел мимо…  я двинулся обратно в замок… к счастью, без опасностей, всего только что-то типа скорпикоры, легко было справиться… однако за ногу она меня тяпнула.
А навстречу мне и моему грузу бежали учителя и Том Реддл… При взгляде на Кэтрин он изменился в лице. Сейчас, когда Луна ее осветила, я тоже ужаснулся… Потому что и руки, и шея, и лицо Кэтти стали покрытыми  иссиня-черными пятнами… Петтигрю проклял ее…

Том Реддл. Это важнее всего.
Мне сообщили, что Кэтти и Гарри в опасной ситуации Дамблдор и МакГонагалл. Я примчался в школу, вместе с учителями двинулся куда-то к лесу. А оттуда вышел, хромая, мужчина в длинной изодранной черной мантии… по лицу стекала струйка крови, на щеке ожог… Он нес на руках Кэтти, а рядом плыли носилки с Гарри и Сириусом Блеком.
Снейп остановился… Кэтти осветила Луна…
- О Господи… что с ней? – взвизгнула профессор Стебль.
- Проклята… - хрипло ответил Северус – ее проклял Петтигрю. Заберите их… а мне нужна мадам Помфри и профессор Дамблдор. И Вы, Томас, если хотите… - уже в больничном крыле Северус осмотрел  мою дочку при свете свечи. Помфри заставила его вымыть руки, но кровь он и не думал остановить. Свою кровь…
- Жить будет, точно… Но болеть может долго…  Принесите из моей лаборатории зелье в синей бутыли на верхней полке. Живее… - кто-то ушел исполнять приказ, меня позвала Помфри в соседнюю комнату. К Гарри…
Когда я вышел, Снейп растирал синяки Кэтти каким-то отваром, поил с ложечки чем-то… и все время говорил, что Гарри жив и все в порядке…
Так прошли три дня…Снейп не спал совсем, я часа по два-три в сутки… Чем только не поил девочку за это время Сев. И надо заметить, она поправлялась… даже обошлось без больницы святого Мунго. Просыпаясь на миг, Кэтти звала Гарри…сквозь бред – Гермиону. Отдать дар… Северус категорически не подпускал к Кэтти женщин…
На третий день я вернулся от Дамблдора – Блека от тюрьмы спас Гарри с хроноворотом. Вместе с Гермионой. Блек просто сбежал, Питера же так и не поймали…А мы теперь отмазывались от приставаний дементоров по этому поводу.
- Тише, родная… я все равно тебя не отдам так просто…я все что угодно достану для тебя… не отпущу… - я замер в двери. Северус прижал к губам руку Кэтти, не видя меня. – Я люблю тебя, я не смогу без тебя… прошу, помоги мне, ты должна жить! Я не пущу к тебе Гермиону, никого… ты умничка, ты герой, солнышко…Но ведь я просил, Кэтти, просил! Ты еще не совсем взрослая, зачем одна? Почему я опоздал? Солнышко. Я люблю тебя… слышишь? Ты нам нужна… мне, Гарри, папе… - мне стало стыдно. Я испортил ему жизнь, а он сейчас уговаривает мою дочь жить, борется за нее…не спит четвертые сутки… совсем…
- Северус… - он резко обернулся, я прошел ближе – Северус, простите меня за ту сцену зимой… Я был неправ…
- Сейчас не это важно…главное заставить ее жить… она снова звала Гермиону… но правда уже не отдать дар. Однако пока не стоит рисковать…
- Может поспите?
- Нет…пока она не очнется – нет… Кэтти-Кэтти…Зачем ты туда сунулась одна?
- Гарри… Ради Гарри… - слабо прозвучал голос дочери. Мы с Северусом повернулись одновременно. Кэтти открыла глаза, смотрела вполне осмысленно. С души свалился камень при словах Северуса:
- Вот теперь ты точно будешь жить. Умничка! Ты победила проклятье…
- Или ты… я помню, что ты меня поил чем-то горьким все время… Северус… - она сжала его руку. Я показался себе лишним тут сейчас и вышел...жива. И это важнее всего…

0

22

Глава 16.
Часть 1. Том Реддл. Это не дружба…но что-то вроде того.
Кэтрин поправлялась гораздо быстрее, чем можно было ожидать. В первые сутки ей было еще плохо, но уже на вторые Кэтти даже шутила. Вот тогда только Северус рискнул пустить к ней Гермиону Грейнджер. Девушки остались наедине, о чем-то долго говорили. И из крыла Гермиона вышла повеселевшей – до того девочка ходила чернее тучи. А теперь улыбалась, причем искренне. Позже Кэтти сказала мне, что Гермионе нравился Гарри, и вот Кэтрин удавалось поддерживать состояние Гермионы не депрессивным. Для племянника Грейнджер была просто подругой…Позднее первая влюбленность девочки прошла, но тогда ее еще тянуло к Гарри, а Кэтти...Кэтти поддерживала ее настроение хорошим...
Вообще с того мая Гермиона и Кэтрин сильно сблизились. Позднее девушки, уже обе взрослые, стали настоящими подругами. Они знали друг  о друге почти все, поддерживали и помогали, они вместе проходили трудное время после войны… Но тогда, в том возрасте, разница в три года была велика… Одна уже взрослая девушка, встречается с мужчиной, а вторая – еще подросток, еще только становится девушкой из девочки… Это была не дружба, но уже первые ее проблески. По крайней мере  ни с кем, кроме Кэтти, Гермиона не откровенничала.
Соревнование между факультетами закончилось в том году 19 мая. Победой Слизерина.
- Итак… - мы сидели за завтраком в Большом Зале, Северус тоже. Он впервые за все время с возвращения из Леса оставил Кэтти на попечение мадам Помфри. Поспал пару часов и поднялся пообедать. Дамблдор же решил сразу закончить все процедуры учебного года, Снейп еще отказывался продолжать уроки, пока не поставит Кэтти на ноги, а ему к тому же через две недели, даже меньше, принимать экзамены… Причем в том числе и ЗОТИ, Римус уехал из замка еще 17 мая, он не хотел подвергать учеников опасности. Ему хватило одного раза… Кэтти его крестница и закрывала собой от него Гарри и его друзей. Римус, обратившись в человека и узнав об этом, сказал, что уходит из школы… - прошу внимания. В связи с некоторыми событиями этого года соревнование мы закончим раньше. А именно – сегодня. На данный момент счет таков, - начал Дамблдор. – Со счетом 470 баллов лидирует факультет Слизерин – овации. – На втором месте Когтевран – 410 баллов. На третьем Гриффиндор – 400 баллов… - еще более бурные овации. – И наконец Пуффендуй – 330 баллов. Но теперь… - повисла тишина. Ученики напряглись. – Немало смелости нужно, чтобы в 13 лет сразиться с дементором. Немало смелости нужно, чтобы поверить в невозможное… За храброе и достойное поведение я присуждаю Гарри Поттеру 60 очков! – первое место Гриффиндору. Увы… Кэтти огорчится. – Гермиона Грейнджер получает 50 баллов за самообладание и способность вовремя убедить других, что они ошибаются… за то, что мисс Грейнджер не только верит, но и делает невозможное… Рон Уизли – 50 баллов за умение отказываться от дорогого сердцу… и за довольствование туманными ответами. Итак… общее число баллов – 560 у Гриффиндора… - Гриффиндорцы встали с мест, сияя. Дамблдор улыбнулся… МакГонагалл, аплодируя, недоуменно смотрела на него… - но не торопитесь радоваться…Умение в 13 лет сразиться с дементором достойно похвалы. Но многие ли из вас готовы закрыть собой другого от достаточно серьезного проклятья взрослого, темного мага? Многие ли смогут найти в себе силы защищать жизни троих человек от смертельной опасности до последнего вздоха? Многие ли смогут поверить человеку, от которого отвернулись почти все? –гнетущая тишина…ученики посерьезнели…притихли…  - наконец, многие ли из вас любят кого-то до такого самоотвержения, что забывают о себе, имея целью его покой и счастье? Многие ли из вас умеют любить до самой последней черты? Не обязательно девушку или парня… можно и брата… Подводим итог – Гриффиндорские флаги затрепыхались. Я уже знал о ком речь… «Баильядос» Петтигрю был предназначен Гарри, это рассказ самой Кэтти… она сказала кстати, что дар отдать хотела не чтобы умереть…а потому, что действие он лишь усиливал. Действие проклятья… Баильядос должен был полностью очернить ее и после медленно убить – сжечь изнутри. Но Северус все сделал чтобы спасти ее…
Она спасала Гарри, Сириуса и себя от дементоров, мужчин от Петтигрю еще…Речь сейчас шла о Кэтти явно…
- Я присуждаю 95 баллов мисс Кэтрин Реддл, Слизерин. За умение и в сложной ситуации не терять головы и бороться… И за умение до самоотверженности и самопожертвования любить своих близких. Да, нужно быть осторожнее. Но я искренне уважаю смелость этой девушки, чья мама гордилась бы ей сейчас… - итого с перевесом в 5 баллов победил Слизерин! Сменим декорации!!!
Когда через час Кэтти это сообщили, она слабо поднялась от подушки, улыбнулась и легла обратно.
- Здорово!.. – слабая улыбка давало надежды больше, чем весь смех мира… мое единственное сокровище, моя единственная дочь…
Вечером этого дня мы с Северусом трансгрессировали к нам, уложив Кэтти. И сидели на кухне  с чаем и шоколадными маггловскими конфетами. Не знаю, зачем я тогда его пригласил… но внезапно меня прорвало. Я рассказал о своем детстве, о ранней смерти мамы, работавшей на трех работах ради прокормления меня. К счастью или к горю, я был на последнем курсе, когда ее не стало. Меня уже не ждал приют, мне было 17… но эту потерю оказалось невыносимо пережить… отца же я никогда и не видел…
- Она была сквибом, так радовалась, когда мне пришло из школы письмо… больше чем я… - рассказывал я. В черных глазах мелькнула грусть…одному ему ведомых мыслей… - когда мама умерла, я решил, что стану Министром Магии, никак не меньше. И сделаю такой закон, что женщина-маг с ребенком будет получать помощь Министерства… даже если она сквиб…  Вот теперь я замминистра, выше вряд ли прыгну. Да и не хочу… я теперь и так могу помогать тем, кому могу помочь… Розалина, она всегда шутила, что я настоящий министр, а на этом посту так, поддельные… а я конспирируюсь…
- Ваша жена была мудрой женщиной, Томас… Может быть она были и права в чем-то… - улыбнулся Северус, уголками губ, но улыбнулся.
- О да, о да… Розалина была замечательной, я даже не знаю, как смог пережить ее смерть… наверное меня спасла Кэтти… она похожа на Роззи, я занимался ее воспитанием и Роззи словно была рядом… а вот уже почти 8 лет как она осталась там… Она умерла так, как хотела бы. Защищая ребенка, ради жизни других… Розалина была истинно «Несущей жизнь», так переводится «Валькирия» с какого-то древнего восточного  языка…
- Вы любили ее? – я кивнул, посмотрев в черные глаза. Он думаю понимает меня… мы оба любим валькирий, но в отличии от меня, он может быть рядом с ней… моей дочерью… ну и ладно…
- Да…она была для меня всем – смыслом жизни, лучиком света… Кэтти стала ее продолжением, смыслом жизни без Роззи…А я ведь никогда не наказывал дочь до этого февраля. Кричал, да… но не трогал…сам себя после этого презираю…
- Вас можно понять, учитывая мой возраст и мое прошлое… Вы же заботитесь о дочери…
- Мне на момент встречи с Роззи был 31 год… так что это не оправдание. А прошлое… у кого его нет? Только у святых… все мы что-то плохое сделали или недоделали в жизни…все…
- Интересное суждение. Я поспорил бы, но подумаю над примерами…
- А Вы, Северус? Я очень мало о Вас знаю… а мы теперь вроде как не чужие…
- Мой отец, как и Ваш, был магглом. Я его видел все детство, только лучше бы не видеть… - Северус рассказывал медленно, выбирая фразы, наверняка что-то пропуская… я начинал понимать его и сочувствовать. Отец избивал мать, трудное и одинокое детство, Лили Эванс с ее предательством их дружбы…  - я не хотел тогда обзывать ее. Но вот вышло так…
- Она могла бы простить… - он отрицательно мотнул головой…рассказ шел дальше – смерть Поттеров, потом приезд Гарри в школу, а до него Кэтти…Он что-то скрывал от меня, но настаивать ведь не надо, каждый имеет право на секрет…  Потом рассказ о последних двух годах, когда Гарри умудрился вляпаться в историю с Квиреллом и Философским Камнем. Тогда Кэтти участие принимала пассивное – давала советы. В прошлом году случилась передышка, не считая Локонса  и чего-то там с ним связанного, что он память себе отшиб…
Рассказ о последнем годе был посвящен Кэтти… он действительно любил ее, видно было по всему…Наши отношения потеплели. Не дружба… но хорошие…

От автора.
Двое мужчин лишь в четыре утра покинули кухню дома номер 5 в городке Литтл-Кайнинг, по улице Тисс…Они сели за стол не врагами, просто нейтральными людьми. Но покинули дом…
Нет, это не была дружба. Один был на 20 лет старше другого… Один заместитель министра, другой простой преподаватель. Один до мозга костей предан добру, второй был Пожирателем смерти…Но оба выпускники Слизерина, полукровки,  не имели друзей в детстве, обоим доставалось от сокурсников и они придумывали свои заклинания в отместку…Их объединяла еще и общая забота о Кэтрин…
С той ночи их отношения изменились. Они улыбались друг другу при встрече и пожимали руки, они позже переписывались. Им всегда находилось о чем поговорить… Их споры много лет спустя слушали с восторгом…
Нет, они не были друзьями в полном смысле…Но они не были просто нейтральны…
Это была не дружба… но что-то очень похожее на нее…







Глава 17. Северус. День Рождения Кэтрин.
Солнечный луч пробился сквозь шторку, заблестел на глазах…пришлось открыть их, уже простившись со сном… Рядом крепко спала молодая девушка 17 лет от роду, ее каштановые кудряшки аккуратной волной легли на подушку и мое плечо. Кэтти спала, повернувшись на правый бочок. Сейчас казалось, что ее личико абсолютно чисто и гладко, но правая сторона лица… я уже не знал что делать, она плакала тайком, глядя в зеркало. Красавица прежде, она стала предметом насмешек других девушек… Но мне было решительно все равно, как она выглядит, она нравилась мне не только красотой…она была добра, мила, умна… всегда веселая, всегда помогает тем, кому нужна помощь…смелая…и плевать на шрамы, главное – она со мной… Солнышко играло в ее волосах, золотя их. Мне не хотелось вставать и будить ее, вчера уснувшую рядом после процедур над ее внешностью. Меня ждала работа, я пытался усовершенствовать ее лекарство, чтобы вылечить лицо… Но для работы надо хотя бы встать…
- Северус… - сонно пробормотала Кэтти, когда я аккуратно уложил ее рядом и встал – ты куда?
- Я дома, спи… - поцеловав родное ушко, я вышел в лабораторию… через пару часов услышал шаги. Кэтти в пижамке стояла в двери, любовалась моим движениями. И улыбалась:
- Ты все же настоящий мастер зелий… так и летают наши руки…умничка… - она прошла внутрь, накрыла мои руки своими ладошками и улыбнулась вновь: - но может отдохнешь? Ты со мной совсем про себя забыл!
- Отдохну потом… пойдем делать примочки или сначала кушать?
- Я приготовлю завтрак, а ты готовь отвар… жду через полчаса на кухне! – она убежала, я снова занялся бумагами и ингридиентами – немного систематизировав, определил очередность пунктов и поднялся наверх, на первый этаж – лаборатория в подвале. Кэтти накрывала на стол – тосты с джемом, какао, фрукты… откуда что взяла?
- Садись кушать, все готово…руки вымыл?
- Да… ммм…как аппетитно выглядит! – поджаренные хлебцы… давно уже их не ел! Я сел за стол, Кэтти присела рядом и взяла чашку с какао.
- Ты почему не ешь сама? – я встревожился. Ее выздоровление идет еще, мало ли что… вдруг ей плохо…
- Я уже поела… кушай… - сделав глоток, она улыбнулась. Я попробовал тосты, оказавшиеся очень и очень вкусными… поев, прижал к себе мою кормилицу, в глазах которой блестели огоньки.
- Спасибо, солнышко! Очень вкусно…
- Я только тосты сделала, остальное папа прислал. У нас кстати нет ужина, ты в курсе? Я приготовлю к вечеру, хорошо?
- Ты в гостях и…
- Я в гостях, да… но это еще ни о чем не говорит. Я планирую сюда еще вернуться…вы же не против, мистер Снейп?
- Нет, мисс Реддл. Но как вы вернетесь сюда? Как моя девушка? – отрицательное мотание головой. Озорная улыбка, взгляд карих глаз совсем близко…и шепот:
- Как жена… я хочу жить тут на таком основании как… нет, неважно, забудь!
- Я хочу только одного, Кэтти… быть с тобой… и я обещаю, что когда все кончится, я женюсь на Вас, мисс Реддл. И буду вечно с Вами… я обещаю… - она кивнула, спрятав лицо у меня на груди. Малышка… любимая и родная малышка…
- Верю…идем, пора делать процедуры…
Эти две недели с  ней стали подлинным счастьем. Кэтти явно вживалась в роль хозяйки, я же лечил ее, помогал по дому… а вечерами Кэтти укладывалась у камина в библиотеке – на теплый ковер – и читала… а я искал рецепт… и все же быть рядом, просто рядом с ней, две недели…  Мне хотелось, чтобы они никогда не заканчивались, но это было невозможно. За день до ее дня рождения – 11 июля – я отвел ее домой, с личика уже сошли почти все шрамы. Я нашел нужную рецептуру, за три дня шрамы стали царапинами и уже заживали и они…
- Северус, у тебя еще отпуск? – глядя в окно на обнимавшуюся с братом Кэтти, поинтересовался Том. С улицы долетал смех Гарри и Кэтрин, голос Гермионы Грейнджер, уханье совы Гарри… Кэтти повеселела. Ее сильно задело отношение к ней факультета, но Гарри и его внимание к сестре компенсировали такое отношение ее бывших подруг…
- Да, я отдыхаю до 20 августа… Если хочу. Профессор Дамблдор решил, что я заслужил отпуск.
- Может останешься у нас на каникулы? Думаю, Кэтти будет рада.
- А Гарри? А Блек? – он жил у них, просто сейчас куда-то трансгрессировал. Из-за завтрашнего праздника…Он же прячется от всех… у заместителя министра магии в доме.
- Гарри, думаю, смирится и переживет… А Сириус… постарайся поменьше с ним встречаться. Просто Кэтти лучше, когда ты рядом. А за две недели она наверно привыкла, что ты все время рядом…
- Хорошо. Я останусь, но завтра. До свидания, мистер Реддл! – я отправился домой. Утром вернулся в особняк Реддлов. Мы с Томом вместе подарили ей набор дорогой волшебной косметики, декоративной, лечебной… и платье для Святочного Бала. Мы-то знали о Туринире Трех Волшебников…
Гарри ко мне привык довольно быстро. Он просто старался меня игнорировать, зато от Кэтрин не отходил – он понимал, что сестра спасла его жизнь…
Блек фыркал, но терпел. Люпин почти рад был меня видеть. Он тоже гостил в огромном доме Томаса Марволо Реддла, где места наверно хватило бы всему Ордену Феникса. Блек трансгрессировал лишь раз – 12 июля. В день рождения Кэтти. И это потому, что к Кэтти на праздник пришли всей семьей лорды и леди Малфои. Гарри стиснул зубы, поел и сразу ушел к себе. Драко же остался. И о чем-то разговаривал с Грейнджер, потом Джинни Уизли. Те тоже молча и озлобленно ушли. Малфои остались и после ухода семьи Уизли, и после ухода Хагрида  и Римуса… в конце концов они остались последними кроме меня гостями… Кэтти через силу улыбалась Люциусу, а в глазах написано было желание его выгнать. Зачем Том звал-то их сюда?
- Мне кажется уже поздно… - наконец не выдержал я почти в полночь. Пора закончить портить девочке праздник!
- Да, правда… Кэтти устала наверно… пойдем, пап! – Люциус хищно оглядел хозяев дома и ушел за сыном в камин. Том закрыл камин и вздохнул:
- Работа блин…позовите на праздник Малфоя… испортил дочери День Рождения… Кэтти, зайка, считай, это была репетиция… отметим 15…с фейерверком и с размахом… прощаешь?
- Ну учитывая что я уже…полчаса как совершеннолетняя…дай подумать…
- А если мы поедем на… - шепот на ухо дочери. Та просияла.
- ДА! Но мы едем ВСЕ, и еще дядя Артур и его сыновья. Это же Кубок Мира! Это…это…это КРАМ!!!
- Железный аргумент. Значит завтра решим кто посетить хочет Кубок Мира по квиддичу… и я достаю билеты. Это же…это…это…КРАМ!!! – Реддл-отец передразнил дочь и через миг оба весело смеялись…
- Пап, а может 15 пригласим Тонкс? Познакомим с остальными… С Ремом, Гермионой…давай?
- Давай... кого ты сама захочешь! Только скажи утром, хорошо? Заранее…и сейчас – иди спать… - мы разошлись по спальням и вскоре почти весь дом – кроме Букли – спал…

То же время, Малфой-Мэнор.
Мальчик-юноша с белыми волосами сидел  у окна, в которое лился лунный свет. В руках он держал колдографию команды Слизерина с Кубком Школы… его внимание привлекала одна девушка. На снимке не видно, что волосы каштановые, а глаза карие, немного шоколадные… но он видел ее в цвете…
Драко и сам не мог бы сказать, что так влекло его к ней. Все началось осенью, когда она спасла Гарри Поттера, помогла его спасти. И потом вывела Драко в коридор отчитать. Она так рьяно защищала брата и маму… строгая староста, она в тот миг была эмоциональна и была настоящей… но он не хотел с ней сближаться… ему просто нравилось смотреть на нее, слушать ее… и это он настоял на визите к ней… и теперь жалел – он видел, что она не было рада…
Но сон брал свое…и Драко улегся спать…во сне ему снилось, что он ловец команды, а Кэтрин смотрит и хвалит его со зрительской трибуны… и что они дружат… смешанные образы реальности и мечты во сне сплелись воедино…







Глава 18. Кэтрин. Праздник номер два.
15 июля решено было отметить мой день рождения повторно – папа чувствовал свою вину за визит Малфоев. На этот раз список гостей составлялся с моих слов. Там значились Молли, Артур Уизли и их дети, хотя я не горела мечтой увидеть Перси. Билл и Чарли, правда, не смогли приехать. Их я должна была увидеть на Кубке Мира – папа достал билеты всем желающим… Кроме Уизли, я пригласила Римуса – куда же без нашего любимого Люпина, Гермиону, которая собиралась было уехать. И Нимфадору Тонкс, и разумеется, Сириуса Блека – Бродяга вообще жил у нас. Северус тоже  остался… Никаких гостей, приглашенных отцом.
С утра я помогала тете Молли на кухне, с нами крутилась, но скорее мешала, Гермиона. Мы использовали магию, а ей было еще нельзя… Обед, ужин… вечер обещал быть длинным и веселым. Настроение у меня было приподнятым еще с утра. Уизли сокрушались, что пришли с пустыми руками. Они подарили свой подарок еще на прошлом ужине.
- Миссис Уизли, хватит Вам! Вы пришли и довольно! – урезонивала я… наконец к ужину это сработало. В шесть вечера все было готово – накрыт стол на террасе, украшен дом, в саду готовы фонарики – только зажги. Мы с Гермионой ушли переодеваться, но ко мне постучал папа:
- Кэтти, зайка, я уйду ночью, работа. Часов в 11-12 вечера отбуду, хорошо? Не обидишься?
- Ну конечно нет! Папуль, спустись в сад, там Гарри что-то нахимичил с шариками. Он же вручную их связывал. И пап, можно Сириусу после заката будет выйти в человеческом виде?
- Можно, но только после заката. А к Гарри я спущусь… и иди встречай гостей, потом переоденешься. Звонок слышишь?
- Иду… - я слетела по лестнице, открыла дверь, и случайно выступила за порог.
- С ног не сбивай! – девушка с ярко-розовыми волосами улыбалась мне, протягивая коробку с подарком.
- Тонкс! – я обняла гостью, искренне радуясь ей. – Привет!
- Привет и с прошедшим праздником! Ты только не открывай пока я тут, а то я стесняюсь…  пропустишь?
- Ой, прости… идем! – я провела Тонкс внутрь, она остановилась посреди холла.
- Какой порядок… даже скучно! Хоть бы что-то где-то лежало, а то… не, у папы в этом плане лучше дома…
- Тонкс, хватит! Ты просто у меня в комнате не была, тебе понравится… Идем в гостиную, все там… Ну, Уизли, Гарри, Гермиона – это подруга Гарри, я вас сейчас познакомлю. Ты почему мне не писала полгода почти, а? Я же соскучилась!
- Ну просто занята сначала была, а потом на тебя оби… - Тонкс замолчала на полуслове, уставившись на лестницу. Я подняла глаза  - к нам спускался Римус, радушно улыбаясь, Тонкс склонилась к моему уху:
- А кто это?
- Рем, иди сюда, будем знакомиться… Римус, это Нимфадора Тонкс, моя подруга. Она мракоборец, работает в Министерстве… А это мой крестный, Римус Люпин, работал последний год в Хогвартсе…
- Очень приятно… - пролепетала Нимфа, протянув руку Римусу.
- Взаимно, мисс Тонкс. Мисс ведь?
- Да, мисс… но зовите меня просто Тонкс, я не люблю, когда меня зовут по имени.
- Отчего? У Вас очень красивое имя… Необычное. – Рем взял Дору за руку, но не пожал, а просто поднес к губам, имитирую поцелуй.
- Я стесняюсь и мне оно не нравится. Просто Тонкс, хорошо? А я о Вас слышала немного. Вы же друг моего двоюродного дяди, да? Сириуса Блека…
- А Вы его племянница?! – удивленно приподнял брови Римус. Я начинала тут как-то выходить за кадр, как говорят некоторые магглы.
- Мама урожденная Блек, так что да…
- Тонкс, Сириус тоже здесь, познакомишься… только в Министерстве ни слова, ладно? – заметила я. – Идем, идем, тебе еще нужно с Гермионой познакомиться… - я утянула ее в гостиную, представила и вышла помочь Рему. Через час, уже переодевшись, я села за стол. Римус сидел рядом с Сириусом, а напротив них села Дора. Они втроем о чем-то болтали… И Дора при этом весело улыбалась, взгляд Сириуса потеплел… а Римус немного рассеянно отвечал на вопросы, ковыряя в тарелке вилкой…
- Кэтти, приятного аппетита! – Гарри довольно улыбался, сидя напротив меня рядом с Роном. Довольно и хитро…
- Что задумал? – строго вопросила я.
- Ничего! – состроил жалобные и правдивые глаза Гарри.
- И все  же…
- Ну… это сюрприз тебе будет…подарок…
- Ладно, верю… - я посмотрела на крестного. Римус, активно жестикулируя, что-то объяснял Доре. Та, казалось, забыла, зачем пришла… нет, ну что это такое? Поздравить пришли… а сами забыли, что я тут в принципе есть…
Ужин прошел весело, шутили, рассказывали истории, даже натянутость из-за Сириуса прошла довольно быстро. А Бродяга охотно общался с любым, кто с ним заговорит. После Азкабана… Я сидела между папой и Северусом, напротив Гарри и Рон. Гарри при взгляде на мою компанию нахмурился, но молчал…
Ужинали долго, очень долго…закончилась трапеза только в десять вечера. После чего папа вывел нашу пеструю компанию смотреть салют – волшебные фейерверки. Гарри, слишком веселый, даже подозрительно, обнимал меня, Гермиона чуть в стороне смотрела с легкой завистью… в доме раздался грохот…. Все вышли, кроме…
- Тонкс! – я бросилась помочь подруге, но…вышла назад в коридорчик перед задним выходом. Поскольку Дору ставил на ноги Римус, аккуратно помогая встать. Разбита одна из папиных ваз… Дора-Дора!...
- Ты в порядке? – я все же зашла. Тонкс улыбнулась:
- Ага… спасибо, Римус…я нечаянно, правда!
- Верю…и прощу…после того, как изменишься… я например хочу тебе синие длинные волосы! Синий люблю… - это правда, на мне вон и платье синее…
- Сей момент! – с готовность отозвалась Тонкс, меняя внешность. Римус стоял как громом пораженный.
- А почему Вы не сказали, что метаморф?
- Ну как-то речь не зашла…хотите расскажу… идем, а то салют пропустим! – 22 года… но иногда кажется такой маленькой, хотя очень добрая, не глупая и довольно смелая… Мы с Дорой познакомились в Министерстве два года назад… как-то начали переписываться… потом увиделись пару раз зимой, летом и опять зимой… и можно сказать немного подружились.
Фейерверк и папа засобирался на работу. Гарри проводил его вместе со мной и Ремом. Папа оставил Римуса главным, меня второй и ушел через камин в Министерство. Сказал лечь всем в полночь. Но кто бы слушал!
Гарри, как оказалось, подарил мне выступление вживую какой-то группы… не очень известной, по его финансам… но это было дико приятно!
Молодежь танцевала, шутила… Я же иногда из любопытства смотрела на Римуса и Дору. Они опять были втроем с Сириусом… но хотя улыбались все трое, я замечала какую-то странную связь в направлении от Тонкс к Римусу. Но не обратно…
Гарри присоединился к Рону, Фреду и Джорджу, туда же примкнули Джинни и Перси…потом Гермиона…я сновала сразу везде – праздник ведь мой, гости мои… и не сразу я заметила, что Северуса нет…
- Сев! – зайдя в дом, позвала я. Тишина. В саду его точно нет… - Северус! – в дом заходил Сириус – Сир, скажи, ты Снейпа не видел?
- Видел… он куда-то по дорожке среди кустиков пошел…прячется наверно от света… - язвительно усмехнулся Сириус -  а ты чего его ищешь?
- А хотела спросить насчет кофе... растворимое пьет или нет… - брякнула я первое, что пришло мне в голову…
- Вот еще! Пьет что дашь! Но я спать…устал от вас тут от всех…Спокойной ночи, Кэт!
- Спокойной, - улыбнулась я. Кустики у нас только в одном месте…  так и есть, Северус стоял у пруда, глядя на воду… молча и видимо задумчиво…
- Сев, я тебя убью, я же волнуюсь!
- Извини…просто у вас там как-то все группками… а я не вписываюсь никуда… кстати, вот… - достав из кармана красную коробочку, он обнял меня и открыл подарок…серьги, золотые, с черным жемчугом… - Нравится?
- Очень, спасибо! Идем… твое отсутствие могут не оценить… но вряд ли не заметят.
Далеко за полночь мы все разошлись по спальням. Полнолуние послезавтра, Рем еще вполне нормальный... это радует!
Гарри лег в комнате  с Роном, Гермиона с Джинни, Фред и Джордж вместе, Перси устроился спать с Сириусом в одной спальне. И  почти не спал полночи – боялся. Хотя уже видел, что он не виноват ни в чем... ведь мы ищем страх и там, где его нет! Остальные разошлись по одному…я вымыла руки и прошла к Северусу… после февраля он сама целомудренность, после скандала с папой максимум наших отношений – поцелуй…
Постелила ему постель, помогла точнее. Он так еще и не снял праздничную рубашку – с коротким воротничком, летнюю…шелк и блестит, хорошо хоть черная…
- Сев, спасибо за подарок! Как тебе Тонкс?
- Ничего так… милая, веселая, оптимистка… но неловкая немного…
- Милая?! Ах вот ты как…изменщик! – игриво улыбнулась я. – все, я с тобой больше не дружу…
Вместо ответа  Сев нежно поцеловал меня, я ответила на поцелуй…

От автора:
Синее платье, черная рубашка слетели на пол… Покрывая поцелуями лицо девушки, мужчина шептал лишь одно слово… «люблю»… его ласки были особенно нежны в эту ночь, губы ловили ее вскрики… гости дома спали, а эти двое растворились друг в друге, даря друг другу свое тепло и любовь…
Гости спали. Кроме 22-летней девушки, в задумчивости сидевшей у окна гостевой спальни. Мысль о том, что завтра на работу, ее не радовала. Впервые… ей очень интересно было с Римусом, а завтра она уйдет и кто знает, когда еще можно будет с ним поговорить про Мародеров, Гарри, боггартов и всяких мрачных штучках и защите от них… а самое важное – о ней самой…и может больше узнать о нем…
Нимфадора Тонкс чувствовала, что Римус что-то скрыл от нее… ей хотелось узнать это, но как? Эта-то мысль и не давала Доре Тонкс, или просто Тонкс, так лучше, спать… мысль о тайне Римуса




Глава 18. Северус. Черная Метка.
После дня рождения Кэтти в ней произошли заметные перемены. Прежде беззаботная, Кэтрин резко посерьезнела, все больше внимания уделяла безопасности своей и Гарри, проводя с ним максимально много времени. Иногда мне казалось, что она учит Гарри и Гермиону защищать себя. Но от чего? Никакой опасности не предвидится, даже Метка не жжет...
При этом она успевала общаться с Блеком, довольно тепло к ней относившимся, с Люпином, с Тонкс, зачастившей в гости к Реддлам. Хотя по-моему Тонкс никто, кроме двух мародеров, не был нужен…
И при всем этом Кэтти умудрялась еще побыть со мной, так как видела, что мне тут как-то не очень уютно. Кроме отца и дочери Реддл мне явно никто не был рад. На третий или четвертый день после второго дня рождения Кэтти я проходил мимо спальни Гарри, и случайно услышал его:
- Я вообще не понимаю, что он тут делает? Ладно в том году, работа, в этом тебя лечил… но ты здорова!!! Так зачем тут торчать?
- Гарри, успокойся! Он тебе мешает?
- Нет, но я боюсь, что он выдаст Сириуса! И тогда плохо будет всем… - это я уже подслушал, понимая, что речь идет обо мне…
- Гарри, он не выдаст Сириуса. Я в этом уверена. И держи свои мысли при себе, хорошо? И мы с папой сами решим, кого приглашать. У тебя все? Тогда я пойду… - я отошел, как раз вовремя  - Кэтти вышла из спальни Гарри, рассерженная и немного злая. Посмотрела на меня и изрекла:
- Ты все слышал… извини, за отношение к тебе Гарри я не отвечаю…
- Да я и не злюсь…я в принципе этого ждал. Мне уехать?
- Нет, не надо… ты нужен мне, это главное… я тебе полностью доверяю…Останься… - ее «останься» срабатывало всегда…и тогда и позже, когда началась война… ее голос, просивший меня остаться, еще много времени звучал в ушах, и я оставался… благодаря этому я не попал в Азкабан с Долоховым, Малфоев и другими участниками нападения на Министерство… благодаря этому я избежал дня массового зверства Беллатрисы, когда она пытала почти всех и некоторых замучила до смерти… благодаря этому я не попался на двойном шпионаже ни разу…откуда она знала о грозивших мне опасностях? Понятия не имею… а она в ответ на этот вопрос сейчас лишь улыбается своей нежной и немного печальной улыбкой. Улыбкой, похожей, но к счастью лишь похожей, на улыбку Тезла-Экалы…Я оставался практически всегда…остался и в тот раз…
День рождения Гарри, письма из Хогвартса – учебники и значок старосты школы для Кэтти… список учебников был внушителен, особенно у Кэтрин… Мы все ходили на Косую Аллею, закупать литературу. Гарри, получив от меня и Кэтрин в подарок набор для метлы – какие-то полироли и еще что-то там – немного подобрел ко мне…
А еще сильнее он ко мне подобрел, когда у Кэтрин, Тонкс и Гермионы в начале августа появилась какая-то тайна и они уединялись в комнате Кэтти, часами сидели там, выходили веселые, оживленные, но никому ничего не рассказывали. Тогда нас с Гарри это немного настораживало обоих…пару раз мы даже заговаривали.
В первый раз это произошло, когда после завтрака Кэтти и Гермиона убрали со стола и остались на кухне. Я  забыл на кухне палочку и вернулся за ней, Гарри пошел попить…
- Кэт, я думаю нам еще один человек нужен…в пару к Тонкс… может все же Джинни?
- Нет, не надо, миссис Уизли ругаться будет… Так, подслушиваем? Герми, ты это видишь? Вы совсем не даете нам побыть одним, вы… пошли! – они вихрем умчались с кухни, от удивления Гарри уронил стакан с водой…
- Вы что-нибудь поняли, сэр?
- Нет… а ты? – Гарри помотал головой в  знак отрицания...
- Какие-то они странные стали в последнее время… ой, кажется, Римус пришел… - Гарри ушел открывать дверь, я забрал палочку, убрал стекло и прошел к себе.
Их тайна так и оставалась тайной для нас… вплоть до отъезда на чемпионат по квиддичу. Перед ним вечером девушки выступили трио с любовной песней… как оказалось, их уединения были репетициями… просто на комнату было наложено заклятье, поглощающее звук… а песня была подарком Реддлу на годовщину его пребывания на своем посту…а любовная…просто группа «Юные таланты» - так они сами себя представили  - решила, что это у них выйдет лучше всего… сказать, что спели идеально, было нельзя. Но спели очень красиво, понравилось всем… Люпин был в восторге, особенно от Тонкс.
Тем же вечером последняя разбила любимый тостер Реддла-старшего. У него была страсть к собиранию всякой маггловской техники и ваз… вазы заполонили весь дом, оба этажа…
И вот мы втроем сидели на кухне – Кэтти готовила чай, я разбирался с травами, Тонкс осматривала технику… из любопытства…
- Кэтти, а это тостер, да? – Кэтрин оглянулась и кивнула… - такой маленький… - снимая его с полки, заметила Тонкс – забавный… а он работает? – раздался грохот, Кэтти резко обернулась, я поднял голову… Тостер был безнадежно разбит…
- Теперь нет… а до того работал вроде бы…
- Прости, я нечаянно!
- Да ладно…не первый раз… - вытягивая руку над тостером, Кэтрин запела песню валькирии, тостер собрался… я все время забывал про эту ее особенность… - его уже два раза ронял Гарри и раз папа… ты такая не одна!
- Такая одна, неповторимая и уникальная! Кэтти, слушай… - меня как будто и нет… но я привык уже… - а Римус твой дядя или как?
- Он мне крестный, но кровно мы не родные…а что?
- Ничего…просто интересно…ты его по имени все время зовешь,  а Гарри его зовет профессор, сэр,  а Римус очень редко…чай готов? Я отнесу?
- Нет, я сама… иди налегке… - они ушли, я присоединился к остальным – сели пить чай…
Утром отправились на Чемпионат – Кэтти уговорила и меня там быть… потом я жалел, что уступил ей… Палатка вмещала всех – меня, Тома, Гарри с Кэтрин и почти всех Уизли, кроме Молли и Перси… Билл и Чарли тоже были на сей раз с нами… а Перси не захотел смотреть матч, сослался, что это неинтересно… и Грейнджер… Римус и Сириус остались дома – ну Блек-то понятно, ему из дома до ночи запрещают выходить… А вот Люпин мог бы и поехать, с Сириусом остались бы Молли и Перси… но нет… решили они так…
- Ирландия-Болгария! Кто победит? Делаем ставки… - неслось со всех сторон. Жутковато…
- Как думаешь, победят болгары? – протирая очки на выступлении леприконов, спросил Гарри…
- Не знаю… но уверена, что снитч поймает Крам… Блин, он реально классно играет!!! Гарри, проснись, это он! – указала она рукой на спины парней из Болгарии – это Крам!
- Где? Ааа… - удовлетворенно кивал мальчик. Они внимательно смотрел игру, особенно Кэтти впечатлил финт Вронского от Крама. Но победила Ирландия…
А ночью кто-то запустил  в небо Черную метку… огнем ожгло предплечье… Том выслушал меня и отпустил встретиться  с бывшими на Чемпионате пожирателями для выяснения обстоятельств… Малфой уверял, что Метка дело не его рук, никто никого вроде не убивал… но в то же время собравшееся общество «наших» решило попугать народ. Надевая маску и плащ, я думал о том, что нужно вывести отсюда всех тех, с кем я тут отдыхаю… шествие Пожирателей опасно…
- Северус, а ты может останешься? Не теряй полезные связи с Дамблдором! – позвал меня Люциус.
- Не могу, Люц… я буду тихо…но я столько изображал паиньку, надоело… я буду невербально и в маске… ну что, делимся? Я пойду с ребятами к южному концу лагеря, хорошо?
- Давай… удачи, Сев! Помучай кого-нибудь грязнокровного хорошенько… неужели Белла возвращается? Это будет очень хорошо, очень!...
- Я надеюсь на это, Люциус, очень надеюсь… - серьезно кивнул я. Вместе с еще каким-то парнем моложе отправился к палатке Реддлов и Уизли… но там не было никого. Дома, ура!!!
Не тут то было… Кэтти прижимала к себе Гермиону, Гарри скорее всего в невидимке… Кэтти отступала от кого-то из Пожирателей… наконец отбилась и зашипела:
- Гарри, возьми меня за руку, быстро, трансгрессируем…- отвела его и вернулась… рискованная, серьезная, но рискованная… ее же могут…нет, не могут…я подошел ближе и…
- Остолбеней! – увернувшись от заклятия, разоружил Кэтти и подошел еще ближе, снимая маску…
- Северус? Ты?! Зачем?!
- Зачем ты вернулась? Тут опасно!!!
- Ищу палочку Гарри…что случилось? Откуда Метка?… осторожнее! – ч оглянулся, вовремя, ибо смог не только сам увернуться от заклятия какого-то мракоборца, но и закрыть от него Кэтти  - свалив девушку и закрывая ее собой:
- Я не знаю… держи палочку и иди домой, живее!
- А ты?
- Я останусь, я должен…иди домой!
- Папа здесь, я его не брошу…
- ИДИ ДОМОЙ! Или мне тебя заставить? Импе… - я никогда бы этого не сделал с ней, никогда и ни за что… но она не слушается так, надо пугать…я должен ее отправить домой, защитить… я не могу ее тут сейчас оставлять...
- Не трогай меня! – Кэтти вырвалась и трансгрессировала.
Наверно единственный из Пожирателей, я лишь обездвиживал моих жертв…Глазами ища Кэтти – я понимал, что вряд ли она ушла домой…
Мракоборцы быстро прекратили этот кошмар, но горевшие палатки, магглы, которым пришлось стереть память, раны и контузии несчастных зрителей… я не понимал, почему когда-то считал это нормальным…
Однако кошмарнее всего было узнать, что Метку запустили из палочки Гарри…а еще…Малфой заметил, что Нарцисса чувствует приближение возвращения сестры… и я узнал наконец степень его к этому готовности – он был абсолютно готов вновь начать войну…Новости для Альбуса, не зря я ушел от Тома и остальных…
Но дома меня ждала нерадостная встреча… Том внимательно слушал, запоминал и понимал мой поступок… Остальные не знали, думали, я ушел совсем… А Кэтти… когда запустили Метку, они с Гарри гуляли… Она не знала, когда и зачем я ушел… и на мою попытку подойти к ней она вскочила на ноги, выставила вперед палочку:
- Не подходи ко мне! Ты…Ты… ты такой же как они все, как Долохов, как… я тебе верила, а ты хотел использовать в мой адрес непростительное заклятье… ты не исправился, просто всем умело врешь… Не трогай меня! Я тебя ненавижу!!!
- Кэтти, стой…Кэтти, прошу, выслушай!
- Ты тоже мучил этих бедных магглов? Негодяй… я не думала, что это так ужасно!
- Ты знала, кто я, ты понимала, что если такое случится, я пойду туда… но я не трогал эту семью!
- Я не думала, что ты примешь активное участие… ты говорил, что ты только шпион…и ты хотел заколдовать меня…Империусом…кому я верила? – в ее глазах стояли слезы, но она сохраняла по мере сил своих спокойствие…– неужели твой роман со мной – ложь? Уходи… прошу…
- Хорошо…я уйду… а насчет того, что это ложь… я никого не любил так сильно, как тебя… и не буду… я это сделал для тебя… я понимаю, ты испугана. Если все же поверишь – я в Хогвартсе… - я трансгрессировал. Рассказал все Дамблдору и остался один на один с охватившей меня тоской… не будь метки и лет пожирательства, все было бы иначе…
Через три дня пришло письмо. Короткое…
«Я верю тебе, я даже Империусу нашла объяснение, я просто в тот день была не в себе, но надеюсь, ты простишь…жду тебя и очень скучаю, хочу увидеть… понимаю, что все равно без тебя не смогу… если простишь – вернись, я буду ждать… с любовью,  твоя Кэтти»…
Утром я вернулся к ней…Кэтти молча обняла меня за шею и прижалась… подняв глаза, тихо спросила:
- Обещай, что простишь меня, если такое повторится… но я постараюсь больше не быть такой…
- Обешаю… - коротко, тихо и твердо ответил я… и  позже сдерживал обещание…





Глава 20. Начало учебного года…
Часть 1. Кэтрин. Аластор Грюм.
1 сентября, утро, вокзал Кингс-Кросс. Платформа 9 и ¾. На перроне огромные чемоданы, два свертка с метлами и клетка с совой, а рядом я, Гарри и Римус. Сириус остался дома, ведь день и полно людей вокруг… папа запретил ему даже в облике собаки покидать дом без него, а сам он в тот день был на работе.
- Удачи в учебном году! – Римус обнял нас по очереди, помог с багажом, Гарри отдал Буклю в отсек для сов, Пушистик сидел у меня на руках, я не отдавала его никогда.
- Жалко, что ты с нами не едешь… из всех моих 6 преподавателей ЗОТИ ты был лучшим! Правда!
- Нет, Кэтти… после мая – нет, уж извини! Пиши, да и ты знаешь, где я обитаю – если трансгрессируешь домой – вот он и я…
- Я все равно буду скучать. До встречи на Рождество, Рем! Удачи тебе… в чем-нибудь… и да, если Тонкс к нам зайдет, ты ей…
- Знаю, знаю… все я знаю, мисс Тревога! Иди, скоро едете. Пиши обязательно, я буду волноваться, не просто так ведь Метка появилась на Чемпионате. Береги себя и Гарри, и приезжай на каникулы…жду! – поезд загудел – все, иди! – я залетела в вагон, помахала Римусу и поезд тронулся, унося нас из Лондона, прочь от крестного…
Ехали мы обычным составом – я, трио Гарри и его друзей, Джинни и Фред с Джорджем… В соседнем купе  ехала Мэри с братом и дружками Криса. Мэри, увидев меня в коридоре, отвернулась. Ну и плевать! Тем более у меня будет собственная комната. Это решил отец, после моего лечения, когда я рассказала о бойкоте группы. Он уладил все и с Советом Попечителей. И даже Чемпионат Мира не изменил его планы отделить меня от одногруппниц. Отчасти папа был прав, как оказалось позже. Тем более для меня она умерла как подруга.
Ехали весело, время пролетело незаметно…меня грела мысль о том, что там ждет Северус, уехавший еще 23 августа, потому что у него кончился отпуск.  Я скучала, почти две недели без него. И даже письма через день – день мое ему, день его мне – не слишком уменьшали тоску -  я привыкла быть рядом с ним, быть отдельно стало дико…
Уже доехав до школы, я вдруг осознала, что это мое последнее 1 сентября здесь. В конце года я получу диплом и все… я окончу Хогвартс, с которым неразрывно были связаны уже 6 лет моей жизни. Стало немного тоскливо.
- Кэтти, ты чего? – я посмотрела  на Гарри. Он это испытает, но пока ему не понять, что значит последний год здесь, где изо дня в день живешь вот уже несколько лет. Уезжая домой, да… но Хогвартс для меня стал почти вторым домом. Даже не почти, а действительно!
Лил дождь, можно было даже радоваться тому, что мы в закрытой карете будем ехать. Бедный первый курс!
- Первокурсники, все сюда!  - голос Хагрида перекрывал голоса учеников. Я вгляделась в лица девочек и мальчиков 11 лет от роду, испуганно оглядывавшихся. Первый приезд в Хогвартс…я помню его до сих пор, это волнение и страх нельзя забыть…
- Привет, Хагрид! Рада видеть! – проходя мимо него, я улыбнулась. Если есть тот преподаватель, по кому я буду скучать, кроме Северуса, конечно, то это Рубеус Хагрид, преподаватель Ухода за магическими существами и лесничий… а еще приятель папы…
- Привет, Кэтти. Гарри! Как подрос! Заходите в гости, буду рад! Только без это… без мантии… а то… ну, не надо в ней разгуливать…
- Я староста школы, мне можно. Так что зайдем, жди! – мы сели в карету и тронулись в путь вновь. Фестралы… Гарри их не видит, он не помнит смерти родителей. А я вижу… я плохо помню смерть Поттеров, но на моих руках не стало мамы… и с 9 лет я вижу фестралов…
В школе мы, старосты, получили пароли и прошли в Зал. Распределение – самая интересная, пожалуй, часть этого вечера. Всегда интересно увидть новеньких. Непривычно, что нет Памелы и остальных семикурсников прошлого года… Все как-то подросли… Первый курс жмется в кучку, боятся еще…
Распределение, пир… Когда мы наконец доели, Дамблдор по своему обыкновению поднялся.
- Итак, — заговорил, улыбаясь, Дамблдор. — Теперь, когда мы все наелись и напились, я должен еще раз попросить вашего внимания, чтобы сделать несколько объявлений. Мистер Филч, наш завхоз, просил меня поставить вас в известность, что список предметов, запрещенных в стенах замка, в этом году расширен и теперь включает в себя Визжащие игрушки йо-йо, Клыкастые фрисби и Безостановочно-расшибальные бумеранги. Полный список состоит из четырехсот тридцати семи пунктов, и с ним можно ознакомиться в кабинете мистера Филча, если, конечно, кто-то пожелает. – интересно, найдется ли такой мазохист? Лично я бы к Филчу не пошла ни за что…— Как и всегда, мне хотелось бы напомнить, что Запретный лес является для студентов запретной территорией, равно как и деревня Хогсмид — ее не разрешается посещать тем, кто младше третьего курса.Также для меня является неприятной обязанностью сообщить вам, что межфакультетского чемпионата по квиддичу в этом году не будет.  – вот тут уже ахнули многие… не будет? Но почему мне никто ничего не сказал, я же… я должна была стать капитаном команды, сама отказалась…а теперь выясняется, что играть мы вообще не будем…
— Что? — ахнул Гарри. Фред с Джорджем молча уставились на директора… я пыталась справиться с шоком…
— Это связано с событиями, которые должны начаться в октябре и продолжиться весь учебный год — они потребуют от преподавателей всего их времени и энергии, но уверен, что вам это доставит истинное наслаждение. С большим удовольствием объявляю, что в этом году в Хогвартсе…  - я ждала объяснения…
Но как раз в этот момент грянул оглушительный громовой раскат и двери Большого зала с грохотом распахнулись.
На пороге стоял человек, опирающийся на длинный посох и закутанный в черный дорожный плащ. Глухое клацанье ноги, наверно деревянной, пока он шел к Дамблдору.
Вспышка осветила его лицо… Каждый дюйм кожи был испещрен рубцами, рот выглядел просто как косой разрез, а изрядная часть носа отсутствовала. Но самая жуть была в глазах. Один был маленьким, темным и блестящим. Другой — большой, круглый как монета и ярко-голубой.
Этот голубой глаз непрестанно двигался, не моргая, вращаясь вверх, вниз, из стороны в сторону, совершенно независимо от первого, нормального глаза — а кроме того, он временами полностью разворачивался, заглядывая куда-то внутрь головы, так что снаружи были видны лишь белки.
Незнакомец подошел к Дамблдору и протянул ему руку, так же, как и лицо, исполосованную шрамами. Они о чем-то говорили вполголоса, Зал притих…
- Позвольте представить вам нашего нового преподавателя защиты от темных искусств, — жизнерадостно объявил Дамблдор в наступившей тишине, в то время как гость сел за преподавательский стол на свободное место,  и начал есть, не сводя с учеников голубого глаза… По-моему я его видела в Министерстве… он должно быть мракоборец… — Профессор Грюм. – Точно… Аластор Грюм, Грозный Глаз… папа о нем рассказывал. И он будет вести у нас ЗОТИ? Мракоборец? Это же замечательно!
После Дамблдор объявил о том, что состоится Турнир Трех Волшебников… за такую весть можно простить такие тайны…мне всегда хотелось увидеть событие такого масштаба в Хоге…
Я подняла глаза на преподавательский стол. Грюм ел, о чем-то говоря с Дамблдором. Северус заметно побледнел,  напряженно оглядываясь на Грюма. И при этом старательно опускал левое предплечье вниз, к столу… Точно… Грюм видит через ткани и материалы этим жутким глазом… Метка…
На миг новый преподаватель посмотрел на меня нормальным глазом… внезапно резко закружилась голова, поднялась тошнота… Мне стало плохо…Настолько плохо, что пришлось убежать из-за стола в дамскую комнату…
Умывшись, я посмотрелась в зеркало. Бледность…а на руке, тыльной стороне правой кисти, проступил шрам. Кроваво-багряный… от проклятья Петтигрю… Но он давно прошел! Как мог взгляд мракоборца вызвать такую реакцию?
Я вернулась, ужин как раз подходил к концу… Грюм вновь посмотрел на меня, руку прожгло острой болью… И я почувствовала какую-то фальшь. Что-то в нем было не то. Я не знала что, но этот человек определенно мне не нравился, кем бы он ни был… И шрамы таких проклятий не выступают просто так…
- Слизерин, первый курс, подойдите ко мне! – я отвела учеников в гостиную факультета и прошла к Северусу. Шрам начинал кровоточить…
- Как тебе новый преподаватель ЗОТИ? Мракоборец, это хорошо… но Дамблдор нанимает все более странных людей на эту  должность… - сквозь зубы заметил Северус, пропустив меня в комнату – да и этот его глаз… интересно, он о моей Метке помнил, когда вот этого человека приглашал? Грюм же помешался, он знаменит тем, что охраняет себя от всего, вплоть до мусорных баков! Не удивлюсь, если завтра он будет учить вас защищаться от Непростительных… хотя применять их в школе категорически запрещено…Кэтти, что с рукой? – Северус взял меня за руку, которую я пыталась спрятать от него…
- Не знаю… Грюм на меня посмотрел и… мне стало плохо, затошнило и вот рука… Знаешь, какой-то он не такой, как кажется… фальшь какая-то от него идет…
- Держи – перевязывая кисть, Северус выдал мне баночку со снадобьем – мажешь дважды в день… ну ты помнишь, в принципе… То есть тошнота началась при его взгляде на тебя?
- Да…
- Хм… может это просто страх? Дамблдор давно его знает, не может же он его не распознать, правда? И не думаю, что Альбус хотел зла школе… хотя мне Грюм тоже не нравится.
- Тебе – это понятно… Не волнуйся, тебя же не посадили тогда, а сейчас он такой же преподаватель, как и ты… ты еще и подольше ведешь… тут тебя уж точно совсем он не достанет. Но аккуратнее с ним, а то мало ли…
- Ладно, время покажет. Иди ложись спать!
- Не хочу… я хочу побыть с тобой… я соскучилась… - я прижалась к нему, Северус с легкой улыбкой обнял меня.
- Я тоже. Но представь что будет, если нас застанут тут…
- Ничего не будет. Папа знает, папа одобрил, Дамблдор знает. Какие претензии могут быть? Мы никому не мешаем!
- Ладно, хорошо… Пусть так. И на всякий случай… - он наложил на дверь заклятие, делавшее ее абсолютно непроницаемой для посторонних глаз, даже таких как у Грозного Глаза… - вот теперь можно вздыхать спокойно. Кстати, что там с твоей спальней?
- Отдельная, так что я могу ночевать там, а могу и не там… перепланировали дормиторию нашего курса, отделили мой угол и сделали свою дверь… так странно!
- Ну раз не там, то ночуешь тут… твоя рука мне не нравится что-то. Ничего, рано или поздно наступит финал, думаю, хороший…
- Я тоже так считаю… - улыбнулась я в ответ. – Завтра у меня Нумерология, Прорицания и ЗОТИ... после обеда Зелья … Вот и посмотрим, что Грюм за учитель!
- Конечно. Кстати, напиши домой. Отец просил.
- Хорошо, сейчас… - я села за письмо… но кроме "Дорогой папа, доехали нормально…" - далее описание пути и ужина, короткое – перечень фактов у меня ничего не получалось написать…усталость взяла свое и я очень быстро уснула…

0

23

Часть 2. Северус. Шрам проклятья баильядос…
Ранним утром я разбудил Кэтти и отправил ее в дормиторию за сумкой. После завтрака начались пары, третий курс, пятый курс… потом четвертый курс Гриффиндора и Слизерина. При виде Гарри я мысленно вздохнул. Общение с ним на протяжении почти всего лета сказалось на наших взаимоотношениях причудливо – вдали от него я готов был признать, что симпатизирую мальчику – он подобрее и как-то поумнее своего отца. Но рядом с ним до безумия хотелось его убрать подальше… Молча сосуществовать как-то лучше…
Проходили Зелье Увеличения. Поттер и Уизли что-то обсуждали, их заставила замолчать Грейнджер после снятия мной 25 баллов в общей сложности с факультета. Примерно в середине процесса варки я проверял котлы.
- Отлично, мисс Патил, полагаю, Ваше зелье прибавит наперстку миллиметров 10 длины… - усмехнулся я при взгляде на зелье девушки. Оно сварено неплохо будет. Но неэффективно! – Мистер Уизли, внимательнее читайте инструкцию. – Теперь молча эта пара переписывалась на листе пергамента. И вид зелий был соответствующим, меня, не слишком радующегося пребыванию в замке Грюма, это злило. Перемены поговорить им потом не хватит?  - Там написано 10 помешиваний куда?
- Эм…в…по…стрелке… - выдал не ожидавший моего вопроса Рональд. Гермиона вздохнула.
- По какой стрелке, мистер Уизли? – а  я дважды сказал и на доске все написано… 10 помешиваний из глубины котла наружу… Никакой стрелки в помине нет! Еще кто-нибудь так ответит при тексте на доске – выгоню, сниму кучу баллов и больше не пущу на урок…
- По часовой… ой…нет…изнутри наружу, ну вот так… - он показал как примерно это выглядело в его глазах. Хоть что-то делает правильно… Лонгботтом еще далек от средней стадии, пока он не опасен…
Внезапно дверь распахнулась и вбежала девушка в черной мантии, Кэтти. Остановилась у котла Гарри, тяжело дыша. Через минуту наконец  заговорила, под взглядами учеников 4 курса….
- Профессор, мне нужно остановить кровь… - она показала правую кисть. Бинт промокал от крови, уже становился красным – мадам Помфри отправила к Вам.
- Хорошо, сейчас. Продолжаем, в конце урока на стол экземпляры. И да, если мисс Грейнджер поможет мистеру Лонгботтому, неприятность будет у обоих. А я узнаю о помощи… - пусть учится сам. Плохо делает, но сам, умение работать самостоятельно еще никому не помешало!
Перевязав ранку, я поинтересовался, почему шрам так кровит. Кэтти объяснила, что кровь пошла на Защите, когда она повздорила с Грюмом.
- А что не поделили? – завязывая бантиком веревочки бинта, спросил я.
- Он применяет Непростительные заклинания к ученикам! Я сказала, что это нельзя делать, а он посмотрел на меня, сказал не лезть куда не надо и еще что-то… и пошла кровь…
- Непростительные?! – он ополоумел совсем? Они практически дети! Даже 7 курс…
- Империус. А  еще он показал Круциатус и Аваду на пауках. Это ужасно!
- Кэтти, я тебя прошу, не лезь на рожон, мы не знаем, что у него на уме. Он тебя отпустил?
- Ага, конечно… я сама ушла. Показала руку и ушла, сказала, что в Больничное Крыло. Но ты сам знаешь, что это за шрам… Поэтому прибежала сюда. До конца урока еще долго?
- Нет…минут 20. Сумка твоя там? – она вбежала с пустыми руками, так что не взяла наверное, оставила на ЗОТИ.
- Нет, со мной…была… - Кэтти огляделась – я ее забрала точно!
- Ко мне ты вошла без сумки, вспоминай. И я выйду, меня ждут студенты… - я вернулся к ученикам. Поттер что-то сварил достаточно неплохое. Грейнджер можно ставить «Превосходно»… Малфою тоже…
- Сдаем работу и приступаем к конспектированию параграфа номер два. В конце урока я соберу пергаменты с основными тезисами параграфа. Приступаем…  - после урока, собрав пергаменты, я встретил вышедшую из лаборатории Кэтти.
- Я наверное все же забыла сумку…я мигом! – она вернулась через пять минут, мы пошли на обед, потом на пару ее Зелий. А после уроков я еще раз осмотрел шрам…
Налитый кровью, пугающий… Но все же не так сильно, как летом. Кэтти оставалась у меня, писала домашние задания, в то время как я размышлял о причине проявления шрама. Грюм мракоборец, он не может быть злым волшебником. Если бы он был Пожирателем… реакция на Метку проявилась бы давно – рядом с Кэтти часто я, а я Пожиратель.
Но если бы это была реакция на мракоборцев, то проявлялось бы при Тонкс… Так в чем причина? Кровь идет, когда он смотрит на нее нормальным глазом. А может это все же реакция на мракоборца? Проклятье могло оставить свой след, вполне… Обсудив все, мы решили, что так и есть…
Потом оказалось, что все было с точностью наоборот, но тогда объяснение нас удовлетворило. Хотя и не полностью…

0

24

Часть 3. Дамблдор.  Ответ покажет время.
С началом учебного года нам прибавилось проблем, одной из самых крупных стала подготовка к Турниру. Кроме того, весь преподавательский состав, включая меня, был обеспокоен событиями Чемпионата Мира по квиддичу, в целях повышения безопасности я и пригласил Аластора на пост преподавателя Защиты. Конечно, это был рискованный шаг, но Аластор хороший специалист, главное, удержать его в рамках школьных правил.
Он был совершенно обычным – замкнутым, молчаливым, угрюмым. Внимательно наблюдал за всеми, привез с собой кучу вредноскопов, каких-то систем сигнализации и еще что-то там для своей безопасности. Но он такой всегда…После некоторых неудачных рейдов Аластор действительно помешался на своей безопасности…
Однако когда через две недели ко мне после уроков пришел рассерженный Северус, я слегка пожалел о назначении Аластора. Было от чего...
- Он мне покоя не дает, но это еще полбеды. – Северус говорил тихо, но в голосе звучала явная злость. -  У Кэтти при его взгляде шрам от проклятья кровит, причем весьма сильно. Вы зачем его наняли? Других мракоборцев нет? Я который год прошу этот пост, а Вы приглашаете помешанного параноика. Вы в курсе, чему он учит детей?
- Чему? – программа будет особенной, я об этом был предупрежден. Но не детально.
- Непростительным Заклинаниям. Он учит защищаться от Империуса, уворачиваться от Круциатуса. Причем не только старший курс, но и младшие. Это полезно, я не спорю. Но не в 14 лет!
- У Грюма своеобразный взгляд на то, что действительно опасно. Но Аластор хороший специалист. И это всего на год, Северус. Ни один преподаватель Защиты у нас вот уже много лет больше года не работает…
- На год? – зашипел мальчик. Точнее, мужчина, но для меня – мальчик, я знал его еще 11-летним ребенком, трудно отказаться от привычки считать его мальчиком. – На год?! И как Вы мне прикажете год решать проблему вот с этим… - он закатал левый рукав – прятать? Честно показать?! Простите, но я еще пожить намерен!
- Он знает… он знает о том, что над тобой был суд. И знает про метку…
- Тем хуже. Не далее как утром он мне сказал, что глаз с меня не спустит… а она между прочим горит! И не думаю, что просто так. Лестрейндж приближается…Видите четкость? – Метка действительно была очень четкой, слишком хорошо виден был рисунок. И ему ведь лучше знать, что это может значить.
- Но ты сам стал таким… так что тебя смущает? Это плата за грехи, вот и все… Тебя никто не заставлял становиться Пожирателем, ты свой путь решал сам! – я не знал, что толкнуло его на это. Я видел его воспоминания о Лили, о пророчестве, когда он уже осознал ошибочность своего поступка. А вот зачем… он никогда не говорил и не показывал это мне… Но вряд ли его заставили…
- А Вы знаете зачем я пошел к ним, знаете почему и когда, да? Чтобы вот так судить… Хотите знать? – я кивнул. Мне всегда было его жаль, и я всегда ему симпатизировал, сочувствовал, понимал. Я долгие годы единственный верил ему. До появления в его жизни Кэтти Реддл. Теперь ему безоглядно верит и эта девочка… Может и пора открыть сию тайну… - хорошо… смотрите! – серебристая нить протянулась от виска к палочке… Через несколько мгновений вместе с Северусом я погрузился в Омут Памяти…
Кладбище для бедных. Над свежей могилой стоят женщина в черном и юноша лет 16 на вид. Болезненной наружности, бледный, длинные черные волосы обрамляют худое лицо… молодой Северус. Женщина рыдает, в глазах мальчика нет ни капли слез. В них просто пусто… я перевожу взгляд на надгробье – простая грубая каменная плита. «Тобиас Снейп»… умерший в 1976 году. Зима, значит, Северусу либо уже 16… Либо еще 16, близко к 17…
- Это конец января, мне 16. Я на шестом курсе… - отвечает на мои размышления Северус взрослый, со стороны наблюдающий за всем этим… он хороший легилимент, окклюмент… каким неплохим волшебником он мог бы стать. Мог бы…и пожалуй стал. Никто из знакомых мне мужчин его поколения не стал бы вести двойную игру, каждую секунду рискуя быть разоблаченным, во имя всего лишь сына любимой девушки. Ее сына от другого мужчины… что ни говори он сам, он привязался к Гарри, это несомненно. Потому как в последнее время это его инициативы по охране Гарри, это он, уже без просьбы, помогает мальчику. Отчасти из-за Кэтти конечно. Но отчасти и из-за самого Гарри…
- Тобиас… Тобиас… - как мантру, шепчет Эйлин. Северус уводит ее…
- Его больше нет, мам. Даже не верится… сейчас зайду в дом, и никто не станет орать, чтобы я убрался прочь…так пусто… Но значит так будет лучше, если так вышло… для тебя… - в голосе неподдельная горечь, в глазах пустота… -  Мамуль, тебе не надо сейчас быть одной. Может поедешь к своему кузену?
- Нет… Тут все… тут он… - переступив порог дома, женщина вновь разрыдалась.
- Она его безумно любила, все терпела. И я после его смерти понял, что и я его все же любил в глубине души… а потом… - Взрослый Северус тяжело вздохнул. Сцена изменилась. Его задирали Поттер и Блек, примерно в середине апреля. Попытки Северуса увильнуть от разговора приводят к издевательствам. Гриффиндорцы смеются… Среди них – Лили…
- Левикорпус! – зло выкрикивает Северус, с трудом удержав палочку в руке после заклятия Сириуса. Тот повисает в воздухе вверх ногами, Джеймс открывает рот, доставая палочку.  – Еще слово, Поттер, и я применю Сектумсемпру…  И плевать что исключат. Мне даже лучше быть дома с матерью…
- К мамочке захотелось, Нюниус?… даже противно как-то… - усмехается Сириус. Взгляды Северуса и Лили встретились. Девушка фыркнула и отвернулась.
- Да иди ты, придурок!... – Черные глаза полыхнули ненавистью – Лезешь куда не просят, школьная знаменитость! Без своих крутых штучек и дружка-ловца ты был бы ничем… Наглый и самоуверенный тип ничтожества!
- Ты погляди… Как мы заговорили… Экспеллиармус! – палочка Северуса у Поттера, Блек приземлился на пол… На счастье Сева мимо шел кто-то из преподавателей. Конфликт был сглажен…
- А мама к тому моменту дважды пыталась покончить с собой и тяжело заболела… - прокомментировал Северус из настоящего. Мне стало тоскливо. А если бы хоть раз Джеймс выслушал, почему Северус вел себя так… кто знает, как все вышло бы? Но все вышло как вышло. И ужасно.
Сцена изменилась. Северус на летних каникулах лечит мать… Эйлин мечтает лишь дожить до его окончания школы… Сцена изменилась вновь. Выпускной,  Эйлин… Потом год работы помощником продавца в лавке товаров для животных…сцены сменялись быстро…а потом…
Вновь то же кладбище… Только Северус один. Стоит у нового надгробья на коленях. Лето... дождь… и ни звука…
«Эйлин Снейп. 17 декабря 1938 – 12 июня 1978» - гласит надпись на плите…Северус поднимает лицо. По щекам катятся капли. И невозможно понять, дождь это, или слезы…
- Мама… почему? За что?... – вменяемость мальчика внушает опасения. К нему бесшумно подходит молодой мужчина, уводит от могилы… Люциус Малфой…
Сцена меняется. Но лето, жарко, предположительно июнь еще не кончился… Люциус расписывает Северусу прелести их движения. За равенство, за то, чтобы не было деления на магглов и магов. Чтобы каждый маггл мог стать магом. Если есть хоть крупица способностей… За то, чтобы смешанные браки и дети из семей магглов не подвергались гонениям со стороны сверстников и так далее… за то, чтобы учить даже сквибов… за справедливость…
- Мы будем помогать магглам, лечить их и так далее, просто все хорошее не перечислишь... Да, путь тернист, придется пролить кровь и нашу, и противника… но ведь цель высокая. Если ты посвятишь себя служению светлому идеалу… твоя мама будет гордиться тобой, где бы она сейчас ни была… - вот в этом весь Малфой. Воспользоваться смертью матери, чтобы увлечь в движение… как грязно!
- Хватит! – мы вынырнули обратно в мой кабинет… во мне смешались презрение к Малфою, жалость к Северусу, понимание… и ужас, ведь сколько таких вот парнишек вот так во имя идеала заманил Малфой? Наверно не сосчитаешь…
- Вот теперь подумайте, зачем я это сделал тогда… вы единственный кроме меня, кто видел все это… я даже Кэтти не показывал. Рассказал вкратце… и все… но мне пора, простите,  - он ушел.
Я понимал его. Смерть единственного родного человека, нет друзей… а тут тепло, кажущееся сопереживание, дружба, понимание и сожаления… светлый идеал (а все обстояло как раз наоборот). Конечно, он пошел к тем, кто дарил ему человеческое тепло… А потом жестоко растоптал последнее светлое пятно в его жизни – убили Лили Эванс, которую мальчик любил с детства и ради которой хотел жить…
А сейчас он любит Кэтти и это взаимно… так может ему дан второй шанс, шанс доказать, что он не злой, просто допустил ужасную ошибку? Он стал Пожирателем не для того, чтобы делать зло… а просто от боли, тоски и одиночества… а теперь полжизни исправляет ошибку. Ужасная участь!
Но вот рассказ о том, что шрам Реддл кровит от взгляда Аластора, меня настораживал… не может такого быть! Не может быть такой реакции на взгляд мракоборца… Может поговорить с другими директорами и Министерством…  Хотя… кто знает, может ли такое быть…
Через час письмо в Университет Магии Денбридж было уже готово. Оно было адресовано кафедре ТИСЗОН  - Темных Искусств и Способов Защиты от Них…
В нем был лишь один вопрос. Что такое проклятье «Баильядос».  Если не знают, они шлют гонцов в совет, так называемую комиссию, все равно можно надеяться, что узнаем…
Ну а насчет Аластора…попрошу его не смотреть на Кэтти, будем надеяться, что ошибаюсь я, но ждать худшего… Ответ покажет время!

0

25

Глава 21. Гости из Денбриджа.
Часть 1. Кэтти. Новые знакомые.
С начала учебы прошел примерно месяц. За это время я привыкла к тому, что после Защиты надо было останавливать кровь, хотя мои отношения с Грюмом немного и наладились… Я даже начинала верить, что это кровотечение вызвано тем, что он мракоборец, просто он сильнее, чем Тонкс.
Так и шла учеба, близился конец октября, когда приедут ребята из двух других школ – участниц Турнира…
И вот в один прекрасный понедельник в самом начале октября меня вызвали к директору с урока Нумерологии. Профессор Вектор нехотя отпустила, я шла за профессором Флитвиком, который и пришел за мной, и гадала, что случилось. Флитвик молчал… Открыл дверь в кабинет директора и пропустил меня вперед, а сам остался в коридоре.
- Профессор Дамблдор, Вы меня вызывали? – спросила я, заходя непосредственно в помещение. И замолчала, так как мгновенно увидела трех незнакомых мне людей. Одеты все трое были в маггловские одежды. Один правда был в плаще, сильно похожем на мантию. Уже немолодой, примерно папин ровесник, даже постарше… Черноволосый, с серыми глазами и острым взглядом. Он сидел в кресле директора. Рядом с ним стоял молодой улыбающийся парень, тоже черноволосый, сероглазый, одетый в черную футболку и черные же джинсы с кроссовками. Лет 18 на вид. А у окна стоял третий, парень лет 20 на вид, серьезный, глаза чуть темнее, чем у того, что помладше. И щетина на щеках. Одет он был в черные джинсы, серую водолазку и черную кожаную куртку. Причем по нему было видно, что если он и улыбается, то крайне редко…
- Да, Кэтти. Знакомься, это мистер Стефан Щербак, он возглавляет кафедру ТИ и СЗОН в Денбридже. А это Влад – Дамблдор показал на старшего неулыбчивого парня – и Димитр Матей. Они братья, как ты можешь догадаться по фамилии. Они ученики этой кафедры. Мистер Щербак любезно согласился заняться изучением твоего шрама. А это мисс Реддл, наша пострадавшая.
- Очень приятно, мисс Реддл. Покажите руку – голос Щербака оказался глубоким, бархатным и приятным. Осмотрев мою кисть, Щербак что-то записал в блокноте, поговорил с учениками и заговорил уже со мной:
- Мы не знаем таких случаев. Баильядос убивает, медленно сжигая изнутри. Ну сама знаешь… от него можно вылечить, только если ты про себя вообще забудешь и будешь лечить больного… - «как Северус, например» - подумалось мне. – Но от него либо умирают, либо исцеляются полностью… а в твоем случае ты не больна, но он кровит… странное явление, оно требует детального изучения,  это может длиться несколько месяцев… Итак, ребята останутся тут. У них на втором курсе практикуется обмен опытом, а эти двое ребят еще и мои помощники. Поэтому Влад и Димитр будут тут еще неделю, если Вы, директор, не против…
- Нет, не против… Это ведь в благих целях… Благодарим за оказываемую помощь, профессор Щербак.
- Я не профессор. Я магистр, - едва заметно улыбнулся мужчина. – У нас другие ученые степени. И пока не за что благодарить… Кстати, Вы говорили, Кэтти хочет поступать к нам?
- Да, я думала о поступлении на вашу кафедру после школы…
- При условии сдачи Ж.А.Б.А. на оценку «Превосходно» по Трансфигурации, Зельеварению, Защите от Темных Искусств и Заклинаниям ты сможешь поступить сразу на третий курс, с программой вашей школы это реально. И отучившись 2 года, получишь диплом борца с темной магией. Так что подумай… Мы будем тебе рады! Но мне нужно идти, ученики не ждут… - он зашел в камин, бросил Летучий порох, сказал «Кафедра ТИ и СЗОН, Денбридж» и исчез. А парни остались.
- Мы тогда с тобой на уроки походим, посмотрим, как себя ведет проклятье в разных ситуациях и с разными учителями, - подал голос – звонкий и приятный – Димитр. Его брат молчал. -  А ночью подумаем, куда нас положить. Нас можно вместе, можно отдельно… Вы не возражаете, профессор Дамблдор?
- Нет, не возражаю…  Я же уже сказал… И думаю, вам пора…
- Идем. Димитр! – неожиданно раздался хриплый голос, приятного тембра, но все же голос Димитра звучит куда красивее… Влад говорил не очень громко, но его голос слышен был прекрасно – оставь в покое Омут Памяти… Идем на занятия!
Мы пошли. Ребята сидели в конце класса на Прорицаниях. Трелони напророчила Димитру скорую смерть, Владу дальний путь и разоблачение в двуличности близкого человека. Выйдя из класса, Димитр покрутил пальцем у виска:
- Она ненормальная! Чему такая может научить?
- Успокойся! – повысил голос Влад. Его брат мигом замолчал…
Потом шла Защита, на которой как всегда начал кровить шрам… тут Димитр внимательно что-то записывал, Влад явно призадумался. Братья Матей переглянулись и Влад поднялся:
- Я думаю, Вам стоит пересмотреть методику своего преподавания – они всем говорили, что приехали по обмену опытом – в нашем Университете на нашей кафедре Непростительные заклинания разных стран проходят на 3 курсе… А Вы так спокойно ждете, чтобы с первого раза у них все получалось? Ваши методы непедагогичны, Аластор!
- Не надо мне указывать, мальчик! – хмыкнул Грюм и приложился к фляжке. Они о чем-то говорили,  тихо и зло. После звонка ученики убежали. Грюм направил палочку на Влада. И через миг лежал на полу, отлетев к стене. Влад усмехнулся, убрав палочку в карман.
- Никто не смеет идти против моего брата и меня. И не надо было мне угрожать, я пуганный. Идем, Димитр. Идем, я сказал! – вообще я заметила, что в этой паре главным был Влад.
Потом был обед. Где я впервые заговорила с братьями Матей. С Димитром общение было проще, чем с его братом… выяснилось, что Димитру 19 лет, Владу 20, они учатся на втором курсе Денбриджа. Влад мог бы быть на третьем, но подождал год и пошел вместе с братом. Они сироты, воспитывал их дядя. Учились в Румынской школе Магии в Трансильвании. Теперь учатся в Университете.
Влад отличался молчаливостью. Говорил редко и по делу. А вот Димитр был открытым, добродушным, смешливым… Такие разные! Мрачность Влада меня пугала, от братьев исходили признаки пробуждающегося в ком-то зла. И я не сомневалась, что во Владе. Димитр совсем не шел на роль злодея…
Я много узнала от Матей об университете. В частности то, что у них там есть форма, она такая же как и у нас – мантия, черная… но не обязательно вне учебных корпусов ее носить.
Но тайной оставалось то, где он расположен. И все же еще сильнее мне захотелось туда…
На Зельях ребята сначала отнеслись скептически к предмету. Но когда Северус объявил тему: Сыворотка Правды,  - они были мягко говоря в шоке…Оказалось, это преподают у них на втором курсе в конце года. И они о таком зелье в Румынии ничего не слышали… Северус был в особенно сердитом настроении. Говорил сквозь зубы, выгнал Кристиана Смарта с урока за насмешку над кем-то из девушек, поснимал с Гриффиндора кучу баллов – правда искал повод это сделать. А на Димитра смотрел убийственным взглядом. Он что, ревнует?! Было бы к кому!
- Вот это у вас тут подготовка! Защита, Зелья, такие, что у нас в Университете это проходят!… ничего себе! – восторгался Димитр после урока, когда мы сидели в библиотеке, где я делала уроки, а ребята читали. Они румыны, но их английский совершенен. А Влад на румына ну вообще никак не похож… - только препод по Зельям какой-то злобный…
- Ну… есть причины, думаю… - невозмутимо заметил Влад, закрывшийся старым номером «Пророка» и ушедший в чтение газеты. – Правда, Кэтрин?
- Ну да… есть некоторые обстоятельства, - улыбнулась я. И перевела разговор в другое русло – обо мне и школе…
Вечером я отправила новых друзей спать в свою комнату – я почти жила у Северуса, входа в мою спальню сделали два – один нормальный, через гостиную… а второй прямо в коридор, тайный. Моя спальня всегда граничила с коридором, теперь имеет туда выход. Я показала румынским гостям только официальный ход.
Сев действительно ревновал, но понимал, что мне надо с ними общаться… Что они изучают мой шрам… но ночевать я оставалась с ним, утром уходила неохотно, искала любую возможность с ним побыть хотя бы минутку… я его люблю, и люблю безумно…
А дня через три Димитр и Влад пригласили меня в Хогсмид. В «Три метлы». Меня отпустили с ними – будущие мракоборцы, взрослые. Не страшно… Подкрашиваясь, я услышала голов Сева:
- На свидание собралась? Ты еще губки поярче покрась, лучше будет! И юбочку надень, они оценят!
- Северус, перестань! Мне никто кроме тебя не нужен. Но неудобно им отказывать… Я скоро буду дома, обещаю. Люблю тебя! – я поцеловала его в щеку и убежала к ждавшим меня Матей.
В кафе мне заказали сливочное пиво, ничего крепче я не пила никогда. Влад пил тыквенный сок, Димитр заказал огненное виски. А он оказывается пьет!
- Влад, может расскажешь о себе? А то я про Димитра много знаю, а ты все молчишь… - начала я. Старший из братьев Матей  улыбнулся.
- Я всегда с ним, что рассказать тебе, что ты еще не знаешь? Ты мне лучше скажи про свою семью, хобби. Интересно же, ты же теперь у нас вроде протеже…
- Ну… хобби – я промолчала о семье – я играю в квиддич, ловец…
- Круто! А подробнее? – перебил меня Димитр. Влад, казалось, хотел убить его взглядом…
Время летело незаметно. Я давно так от души не смеялась, как над шутками Димитра… В какой-то миг Влад вышел, мне захотелось попить… но заказывать было уже глупо… через полчаса кафе закрывалось. Уже не «Метлы», какое-то маленькое вечернее… мы собрались в замок, так зачем заказывать?
- Димитр, а у тебя есть с собой что-нибудь попить? Чтобы не открытое было…
- Есть. Две фляжки. Одна точно с тыквенным соком. Кажется эта… - он открыл фляжку  и дал мне.
Я сделала глоток, достаточно большой… и мне захотелось выплюнуть все это из горла… огненное виски!!! Но валькирии не переносят алгоколь. Глоток и мы пьяны…
Дальнейшее помнится смутно. Помню, что в замок меня вел Влад, при этом  орал на брата… Что Северус, не спавший, как оказалось, до полуночи – ждал меня, выхаживал меня всю оставшуюся ночь. Утром болела голова, тошнило, было очень плохо…
- Сев, можно я дома посижу? – собирая сумку, пробормотала я.
- Нет, учиться пойдешь. Пить надо меньше!
- Я глоток всего сделала…
- Угу… это ты мне после глотка сказала: «Северус, ты такой классный, ты прям на гота похож», потом «А я тебе сказала, что я приду рано? Я не говорила, это сказал Пивз…»… Продолжать?
- Не надо… мне вообще пить нельзя, я валькирия. Это случайно вышло… Я так больше не буду необдуманно пить, мне плохо…
- Ладно, хватит… главное выводы правильные сделай. Влад мне вчера объяснил все, когда тебя, горе луковое, привел… Он неплохой парнишка. Кстати, он был совершенно трезв!
- Знаю…мне стыдно так… я вчера бред несла, да?
- Немного… а еще признавалась мне в любви, собиралась сходить на маггловскую дискотеку зимой и…короче говоря, забыли! И сиди дома, отлеживайся. Я сниму тебя с уроков. До вечера! – любимый ушел…а я легла отдыхать, стыдясь своего вчерашнего поведения… мне было очень стыдно за это опьянение… и мерзко от мысли что это я была такой…

0

26

Часть 2. Северус.
После приезда в Хогвартс братьев Матей Кэтти проводила с ними слишком много времени… и вот в итоге третий вечер их общения закончился бы плачевно для репутации Кэтти, если бы ее кто-то из учеников или учителей видел…
Она подкрашивала глаза, сосредоточенно нанося тушь. Меня это разозлило. Для меня она максимум нанесет на губы блеск и на ресницы тушь, а для Матей красится… Да и как можно с теми, кого знаешь 3 дня, идти в кафе? А если они ее там напоят и затащут куда-нибудь и будут пытать, или сотрут память…или надругаются…или, что еще круче, надругаются и сотрут  память…
- На свидание собралась? Ты еще губки поярче покрась, лучше будет! И юбочку надень, они оценят! – я не хотел прямо озвучивать свои мысли, лишь намекнул. Не поняла.
- Северус, перестань! Мне никто кроме тебя не нужен. Но неудобно им отказывать… Я скоро буду дома, обещаю. Люблю тебя! –поцеловав меня в щеку, Кэтрин умчалась. Это было в семь вечера. Через два часа я начал волноваться, через три меня трясло… в 11 вечера я готов был немедленно обращаться в Министерство с заявлением на ее розыск. Но Дамблдор связался с Розмертой, та показала, что в 10.30 она видела Кэтти и Матей в баре «Тридцать три коровы»… где такой в Хогсмиде, не знаю. Но оказывается, он есть…
А в без четверти двенадцать ночи в мою дверь постучали. Кэтти? Я поспешно открыл… и потерял дар речи…
Влад Матей удерживал на ногах повисшую на нем Кэтрин. Явно пьяную… Рядом топтался с виноватым лицом Димитр Матей. Тоже выпивший…
- Вы только не злитесь… - начал Влад – можно мне пройти? – я кивнул, посторонившись – а ты, идиот, стой тут! Выйду и получишь свое, понял? – бросил он брату и зашел внутрь комнаты. Положил Кэтти на диван, выпрямился… я молча ждал объяснений.
- Понимаете, такое дело… Один оболтус, - Влад покосился на дверь – дал ей вместо тыквенного сока огненное виски. Она всего только глотнула  и вот… Она правда выпила до этого стаканчик сливочного пива, но была нормальной. А потом… я вышел, ну, по делам… вернулся, а Кэтрин неадекватна…я Димитру конечно еще воздам по заслугам… вы Кэтти только не ругайте, она не виновата!
- Не буду… почему так долго?
- Время незаметно летело. С ней интересно общаться… Думаю, она будет хорошей  мракоборкой… это ведь у вас так называется? Ей прямая дорога с ее умом в Денбридж на нашу кафедру…  вот мы заговорились и…
- А как ты понял, куда ее вести? – спросил я. Они ведь о нашем романе не знают…или знают?
- Так она мне дорогу показала. Сказала, что ей надо домой… к Вам. – За дверью раздался стук, кто-то упал на пол… Димитр Матей, надо думать… Напоил девочку, напился сам… а его брат теперь пытается передо мной оправдаться…
- Влад… - донеслось из коридора жалобным голосом – Влад, иди сюда…
- Я тебе так пойду, что мало не покажется! – огрызнулся Матей, поворачиваясь к двери – всю жизнь  я с ним ношусь как курица с яйцом… Димитрий то, Димитрий это… Димитр сам взрослый уже, вон, огневиски попивает.
- Влад, успокойтесь. Идите, уложите брата и не волнуйтесь. Все будет хорошо!
- Вы не злитесь? – от двери тихо спросил парень.
- Нет. На тебя нет… иди! – я злился на младшего Матея. А старший мне ничего не сделал плохого…
Ночка выдалась веселой – Кэтти, начавшая отходить, бредила. То признаваясь мне в любви, то собираясь к отцу в Министерство… Отпаивая ее антипохмельным зельем, я мысленно ругал того, кто придумал огненное виски…
К утру Кэтти уснула, я подремал часок. Оставил ее дома и ушел вести занятия. После бессонной ночи я и сам мог казаться немного невменяемым, но мое молчание меня спасало от лишних вопросов. Кэтти в это день пропустила две пары Зелий и пару Трансфигурации. МакГонагалл после уроков обратилась ко мне по поводу прогула Кэтрин. Я соврал, что девочка заболела и лежит с температурой, отправился в Министерство. Где опять же врал – Тому, что все хорошо…
Лишь вечером, поздно вечером, я добрался до спальни. Как говорила Кэтти – домой. Она считала домом крохотную комнату в замке школы-интерната, ведь мы тут жили вместе, вдвоем… мне нравилось засыпать в теплой постели рядом с любимой девушкой, просыпаться с ней по утрам. Нравилось наблюдать, как она делает уроки, серьезно и сосредоточенно. Нравилось просто знать, что я любим… и люблю… для меня это было счастьем…
- А теперь обсудим вред алкоголя для молодого организ… - я осекся на полуслове. Было от чего. Накрытый стол – ужин при свечах… салатики, фрукты, тыквенный сок. Кэтти повернулась на звук моих шагов. В платье, что для нее несвойственно… подкрашенная… ее дыхание было глубоким и редким… Злость и настрой прочитать ей лекцию мигом испарились… я переступил порог, закрыл дверь на пароль,  наложил заклятье непроницаемости. И лишь потом позволил себе обнять молча ждавшую Кэтти…
- Прости за вчерашнее… - тихо произнесла девушка – я правда случайно так…
- Я верю. Как ты себя чувствуешь? – заглянув в ее глаза, спросил я. Кэтти прижалась ко мне, помолчала какое-то время и ответила:
- Физически хорошо. А морально мне стыдно за себя…
- Перестань… все бывает… что у нас на ужин? – Нежно коснувшись губами ее макушки, я оттаял окончательно…
- Салаты и виноград… будешь кушать?
- Да… вместе с тобой…садись – мы поели и взмахом палочки я убрал со стола. Кэтти стелила постель. Легкие движения нежных рук, плавные и кроткие… в этот вечер она была необыкновенно покладиста и послушно – ей стыдно было за ночь, когда она была пьяна…
- Так ты сделала выводы? – обнимая ее со спины, поинтересовался я.
- Сделала… - она повернулась ко мне лицом, обнимая за шею. – Пить много вредно.
- А еще?
- А мне нельзя совсем… правильный вывод?
- Думаю да… - нежно целуя ее, ответил я. Кэтрин ответила на поцелуй, запах ее кожи – шалфей и мята – щекотал обоняние… вкус губ – сладковатый, спелой вишни, тепло тела, прикосновения рук… Все это было очень соблазнительно… я аккуратно расстегнул молнию ее платья, чувствуя, что рубашка с меня уже сползает…
- Кэтти, мы не договорили! – игриво продолжал я допрос на тему ее выводов, позволяя ей снять рубашку окончательно… Кэтти молчала, сосредоточившись на пуговках рубашки. Провела ладошкой по моей груди, от чего по телу разливалось приятное тепло…
- Я все сказала…мне пить нельзя и я не буду…
- А еще вывод? – секунду спустя я оказался на полу, лежащим на спине… Кэтти же, победно улыбаясь, уселась на мою талию. Мне с трудом удавалось удержать свое желание…
- Я ВСЕ сказала, профессор. Еще слово и буду Вас наказывать за приставания ко мне!
- Хорошо. Тогда вот мое слово – ухмыльнулся я, опуская бретельки ее платья – ты маленькая пьянчужка, тебя в Хогсмид нельзя пускать! И ты вредная! Потому что не хочешь делать выводы!
- Ах значит так? Значит пьянчужка?! Ну все, крепитесь!!! – я вздрогнул, когда две руки проворно расстегнули ремень моих брюк, губы коснулись шеи поцелуем и затем прикусили место поцелуя острые зубки.
- Не буду я крепиться! Не хочу… я тоже вредный… - стягивая платье девушки, я впился в ее губы, поворачивая на спину… Том меня убил бы за такое поведение… но пусть спокойно живет и думает, что мы с Кэтти целомудренные и в этом плане все у нас скромно и в темноте происходит…
Целуя ее в шейку, плечи, уже округлившуюся грудь, я проводил руками по телу Кэтти, с губ которой срывались тихие стоны… Теплый ковер закрыл нас от холодного пола и грел камин…тепло…
Лаская губами набухший сосок, я чувствовал ноготки на спине, царапавшие меня… Кэтти выгнула спинку, но я не торопился… она легко доходила до состояния наслаждения, но пик его можно было оттягивать сколь угодно долго…эту ее особенность  я уже знал по опыту…
- Теперь твоя очередь… - когда мои губы дошли до ее животика, Кэтти отстранила меня… перекатилась, села сверху и нежно провела ладошкой по моей груди. Нежные поцелуи в шею, торс сводили с ума. Хотелось отчего-то рычать от удовольствия… После горячего поцелуя в губы, страстного и долгого, я во второй раз прижал Кэтти к полу и на сей раз медленно проник внутрь девушки… Кэтти вскрикнула, подаваясь всем телом ко мне… Ее движения были почти незаметны. Навстречу мне, потихоньку… Кэтти тихо стонала, но мне было решительно не до того… удовольствие было слишком сильно, чтобы о чем-то всерьез думать…
Вскрик Кэтти, обмякшей в моих руках… пик моего наслаждения… и мы опустились на пол, обнявшись и улыбаясь друг другу…
- Ты самый страстный мужчина в мире… я тебя люблю, Сев… - Кэтрин рисовала на моей груди свое имя. – А ты меня любишь?
-Конечно же нет! – усмехнулся я. Кэтти прищурилась и отвернулась. – я тебя обожаю!
- Не верю!
- Я докажу… - целуя ее ухо, ответил я… За дверью ночные тишина и покой, а мы от всех таимся и отдыхаем так вот вместе, тайно от всех…

От автора.
Замок спал. По крайней мере ему так казалось… обилие снов, на любой вкус. А молодой ифрит стоял у  озера, закутавшись в плащ и надев капюшон. Его глаза сияли как два огонька. Он был голоден вот уже неделю. Цветные сны, сны, сны, каждую ночь… они шли своим путем и он не ел их. А хотелось…
- Я буду бороться, все равно буду! – отчетливо произнес он, глядя на звезды. – За себя и за брата… я буду бороться!!! Я не хочу быть таким как другие ифриты, я буду борцом с мраком. Все равно буду, плевать мне на вас всех…
- Да неужели, Матей? – холодно осведомилась женщина, возникшая рядом – ты думаешь ты станешь смертным вновь?
- Я буду за это бороться и умру, но докажу, что мы можем снова стать людьми! И уходи от меня, Лилит, я тебя не хочу видеть!!! Я устал от ваших разборок…
- Ты же умный, общительный, ты оптимист… к чему речи о смерти?
-  Я умер пять лет назад, когда мне приснился этот ваш Амикус… Я существо, а не человек… и всем кругом вру! так что я не боюсь смерти. Уходи, Лилит, не зли меня! Мне поглотить тот сон, в который зайдешь ты?
- Я все поняла… до встречи! – демоническая красотка Лилит, забиравшая души мужчин во сне, исчезла. Парень остался один.
- До встречи, Лилит! – прошипел он в звездное небо. Молодой парень, красивый, умный… но ифрит…
- Анна, ты нужна мне. Анна!... – через миг он был у ворот школьного двора. Там ждала Тезла-Экала. – Это Грюм, я почти уверен. И он немного не тот, кем кажется…
- Так разоблачи, милый мой. Что, ты голоден? – ифрит кивнул. Валькирия коснулась рукой его щеки. Голод его затих. – Поешь чей-нибудь кошмар. Тебе надо есть…  и насчет Грюма... Я присмотрюсь к нему. Помогу вам. Ты молодец! Я горжусь тобой!
- Спасибо, Анна. Мне пора…скоро утро и брат проснется… и Кэтрин. Когда мы вернемся в Денбридж, я приду к Вам, хорошо? Отчитаюсь…
- Хорошо… иди… - он ушел. Филч  в холле испуганно пропустил его.
- Доброй ночи, мистер Матей! – парень промолчал. Горящие глаза и молчание – удел его ночей…одиноких и долгих…
Но он боролся, чтобы победить…чтобы снова начать жить нормально, лишь поедая чьи-то сны… и искренне верил в свою победу…

0

27

Глава 22.
Часть 1. Римус Люпин. Теперь ты знаешь правду…
Это был самый обычный осенний вечер… мы с Бродягой коротали его у камина, греясь, читая «Пророк» и радуясь, что пусть на улице дождь, у нас тепло и уютно… Том Реддл задерживался на работе, но это случалось так часто, что стало привычным. Сириус ушел на кухню сделать чай, когда раздался звонок в дверь. Я вышел открыть, посмотрел в глазок (а это изобретение магглов Томас высоко ценил)… Тонкс… ярко-розовые волосы до плеч, черная мантия. В руках толстая книга – одолженная еще летом у Кэтти…
Тонкс бывала у нас часто… почти каждый день. В полнолуния я даже ссылался  на срочные дела и трансгрессировал подальше. Не хотелось, чтобы Дора знала кто я…Она стала для меня подругой, и терять ее я не хотел…А обычно все отворачиваются лишь услышав «оборотень»… Исключения – Бродяга, Сохатый (Джеймс-Джеймс… уже много лет как ушел от нас, а словно это было лишь вчера…), Том и Кэтрин Реддлы, Гарри и его друзья… Дамблдор, но ему свойственно верить людям. А когда-то еще Лили Эванс-Поттер и Розалина Реддл… Пожалуй и все…
- Привет, Рем! – Дора улыбнулась, когда я открыл дверь. Прошла мимо, положила книгу на тумбочку и повернулась ко мне: -  Бродяга и мистер Реддл дома?
- Привет, Тонкс… Тома еще нет, а Сириус на кухне… ты к нему? – она порой навещала только его. А мне в такие минуты было особенно грустно. Они нормальные люди… да, я  не хотел бы участи Бродяги, Азкабан и бега… но это можно как-то решить, какой-то выход найти…а моя проблема на всю жизнь…
Я не завидовал другу, нет…я напротив хотел ему помочь вернуться к нормальной жизни. Так как для меня их жизни стали и моей тоже…Но вот общение Доры с Сириусом мне не нравилось… Хотелось оказаться на его месте…
- Нет, не к нему… к вам обоим. - жизнерадостно ответила она. - Может пропустишь?
- Да, конечно, извини… - мы прошли в гостиную. Сириус заглянул и сказал, что трансгрессирует домой и покормит Клювокрыла. Безопасность его дома проверили мы с Томом, поэтому отпускали…
- Привет, Тонкс, и пока! – помахал Сириус и исчез. Дора подняла на меня глаза.
- Вот нас все и оставили наедине… Будем разговаривать с тобой… - мы говорили… о разных абстрактных мелочах… Мне очень хотелось, чтобы она знала правду. Но я боялся ее потерять… и врал, как и всегда… Но в один миг все поменялось. Из шкафа на втором этаже вырвался боггарт – его там держал я, надеясь, что он мне как-то поможет показать себя и найти достойную работу. Он слетел  к нам в гостиную и принял вид Луны…
- Ридикулос! – шарик ярко-красного цвета вылетел в окно, я перевел дыхание. Тонкс немного изумленно смотрела на меня. Заметила…
- Ты боишься Луны? – конечно, начинается… лучше закончить все сейчас, так будет проще…
- Да, как видишь… слушай, что ты все ходишь к нам как на вторую работу? Каждый день…и сидит, и сидит… - Римус, что ты несешь??? Ты сейчас ее точно потеряешь… - не надоело?
- Рем, что с тобой? – чашка с горячим чаем выпала из ее руки… хорошо не обожглась…
- Не ходи к нам! – лучше так… пусть винит, но лучше так…
- Я тебе мешаю? – Дора встала, вышла в прихожую, надела плащ и повернулась ко мне – Я думала мы друзья…
- Мы не друзья, Дора… Со мной опасно дружить…  - уже в отчаянии ответил я. – Ты не знаешь всего…
- Так расскажи!
- Не могу… ты после этого будешь меня презирать, как и все… просто уходи и все… считай, что я хочу остаться тебе другом… - она собралась, вышла за дверь, споткнувшись о порог… такая неловкая, но такая милая… что я творю, а?
- Может скажешь в чем дело?
- Нет…
- Ну и ладно! И  я не люблю свое имя!!! Я ТОНКС!!! -хлопок и она исчезла… мне хотелось завыть…я своими руками избавился от еще одного друга…
- Рем, ты чего? Где Дора?
- Ушла… Больше наверно не придет… Сириус, дай мне побыть одному, хорошо?... – я ушел к себе… хотелось провалиться под землю…что я наделал?
На мое плечо легла рука. Теплая… Маленькая… Дора?!
- Рем, я догадываюсь в чем дело… Ты оборотень, да? – я вскочил на ноги. Она знает? Откуда???
- Кто сказал? С чего ты взяла?
- Никто не говорил… но твои отъезды по полнолуниям, боггарт…то, как ты меня выгнал… так я права? Я же не слепая, я может и кажусь не самой проницательной, но я не дура!
- Да… я… я оборотень… ты теперь отвернешься, как это делают все? Дерзай… я привык! – усмехнулся я. Не привыкать… все уходят, одним больше, одним меньше…не суть!
- А какое мне дело?! Будь ты хоть вампиром… Ты мой друг, кем бы ты ни был. Понял? – твердо ответила девушка, но в глазах светились озорные огоньки. Ураган, вихрь, оптимизм… необыкновенная девушка, такие редко встречаются… я таких еще  не видел. Может отчасти Лили Эванс, но лишь отчасти…
- Понял… - я кивнул, еще не веря ушам… не ушла, как все… почему? Этого не может быть!!!
- Вот и молодец! – Тонкс подошла еще ближе, и впрямь не боялась… В дверь постучали.
- Римус, идем ужинать! Тонкс, ты с нами? – позвал Том. Мы спустились вниз… Теперь я был спокойнее… она все знала… она знала правду и не отвернулась как все. А значит, мы на самом деле друзья!

Часть 2. Гермиона… Гость наших снов…
Хогвартс затих. Ночь на субботу и все крепчайшее спали. Лаванда мычала что-то во сне, пока я одевалась. Джинсы, футболка, мантия… кроссовки… вот и все, Гермиона Грейнджер. Можно вставать… правда, у меня нет Мантии Гарри… А не мешало бы. Так хочется выйти на улицу, вдохнуть свежий воздух, поплакать… Именно поплакать, потому что Гарри ничего не видит. А я мучаюсь… Просто подруга для парня, который мне нравится. Интересно, Кэтти тоже так мучалась в прошлом году? Но сейчас она счастливая ходит, а я вот как-то не очень счастлива. Да еще и Джинни… Растет, взрослеет… и уже положила на Гарри глаз… Подруга блин!
А может…? Нет, правила запрещают… нельзя… хотя разок ведь можно, правда? И потом, ночами ходить с Гарри под невидимкой, украсть ингридиенты у Снейпа для оборотного зелья – это когда Гарри вляпался в историю с якобы открытой (хотя такого и не было) Тайной комнатой. И с Локонсом пошел проверять… а до того спрашивал Малфоя о том, не знает ли чего этот блондинчик… под видом Крэбба…
Так вот, если уж я ТАК делала, то дойти до открытого класса и побыть одной можно, правда же? Точно, Выручай-комната!!!
Я зашла в пустой кабинет. Тихо, темно… не то, куда я хотела. Но тоже ничего, а Выручай-комната далековато…
- Люмос! – свет моей палочки осветил сидевшего на парте человека. Ой, а я не одна… Вух, это же Матей, забыла, как там его имя…
- Доброй  ночи, Гермиона! – а я забыла его имя…нехорошо!  - почему не спишь?
- Да не спится что-то… а ты?
- Аналогично… Может тогда поговорим друг с другом, раз уж встретились?  Я лично считаю, что все в нашем мире не зря!
- Ну давай поговорим… - я сжимала палочку в руке. Мало ли что он себе надумает… Он закрыл дверь, зажег огонек на ладони, поместил в прозрачную банку…теперь я уже различала его лицо… ничего так, симпатичный!
- Ты не бойся, я не покусаю…я добрый… - усмехнулся парень. – Теперь будем разговаривать.
- А если нас услышат?
- Ты забыла где я учусь? Не услышат… Давай я начну… я учусь в Денбридже,  на борца с темной магией… - я улыбнулась. Отчего-то мне уже не было страшно, с ним было интересно, весело… и легко…
Я рассказала про учебу, друзей…Кэтти… он рассказал про себя, брата, школу… про то, что он вратарь в команде по квиддичу. И впервые за этот месяц мне не хотелось плакать… и даже наоборот! Я смеялась… потому что рассказ получался веселым… и мне не хотелось блистать умом и холодностью… а может я такой могла бы быть всегда? Нет…я же лучшая ученица курса, должна быть строгой…
- А мама и папа магглы… - закончила я свой рассказ о доме.
- Ты грязнокровка? – удивился он. Я отвернулась… еще один сноб нашелся, мало мне Малфоя!
- Да… что, жалеешь, что заговорил со мной?
- Нет… Гермиона, у вас это ругательное? Прости… я не знал… у нас это не считается оскорблением… я же румын! Прости, я правда не хотел тебя обидеть! – он раскаивался искренне…я простила…
- Ничего, ты же не знал… я не злюсь!
Я отошла к окну, выглянула… звезды освещали дорожку от замка к хижине Хагрида. А сам он шел по ней к домику…
- Он тебе нравится? – раздалось над ухом.
- Хагрид? Только как друг! – как можно предполагать такое???
- Я о Гарри Поттере…
- Ну…а с чего ты так решил? – не хотелось омрачать вечер… но…
- Я это видел в твоем сне… - я повернулась к нему. Видел в моем сне? Либо сумасшедший либо… Ифрит! Я читала про них…
- Как можно что-то видеть в чужом сне? – может я и ошибаюсь и это такая магия…
- Обещай что сохранишь эту тайну… Обещаешь?  - я кивнула. – Я ифрит… только добрый… так Гарри тебе нравится?
- Ну…он мне симпатичен но думаю это пройдет… а что значит «добрый ифрит»?...
К утру я знала об ифритах все… он проводил меня до гостиной, я поспала почти до обеда…без снов, причинявших боль…я не сомневалась, что это его работа… он съедал мои сны…
А в воскресенье он уехал… и потом я стала ждать ночного сна… он приходил во снах, и мы общались…долго, часами… но никогда он не давал мне пойти за ним. Он хотел оставить меня человеком…мы подружились, через две недели после его ухода он начал мне писать…редко, раз в две недели… но каждую ночь он был гостем моих снов…

0

28

Глава 23. Начало Турнира.
Часть 1. Северус. Тезла-Экала…
31 октября, прямо на Хэллоуин, приехали гости из других школ. Французские ученицы были очень похожи на вейл, Кэтрин даже начала меня ревновать, заметив, что я обратил внимание на наших гостей…
Дурмстрангцы же были как и всегда мрачными, молчаливыми, замкнутыми даже… навевали ужас… А директором у них был Игорь Каркаров, один из моих бывших «соратников»… Не повезло нам в этом году пожить спокойно, ой не повезло… мало мне появлений Грюма из ниоткуда в самые неожиданные моменты, так еще и Каркаров меня узнал… чует мое сердце, добром это не кончится…
Любимым учеником Каркарова оказался Крам, тот самый ловец Виктор Крам, фотографии которого висели у Кэтти дома в спальне. Но сейчас она только презрительно фыркала, глядя, как за ним бегают фанатки… и уверяла, что я для нее много дороже всяких Крамов. Хотя раз она заговорила с ним, даже улыбнулись оба… но это заметил и на корню пресек директор Дурмстранга. Он словно прятал Крама от лишних глаз. Зачем-то…
Так вот, они прибыли 31 октября. В эти дни мы с Кэтти отметили (соком) первую годовщину наших отношений. 1 ноября исполнился ровно год с момента нашего признания друг другу… и оставалось уже совсем недолго до ее выпуска из школы, когда, как мы планировали, нашу любовь не нужно будет скрывать… но этим мечтам не суждено было сбыться… скрывать пришлось… от Лестрейндж и Ордена Феникса… тем сильнее были наши чувства, чем опаснее и реже становились встречи наедине… можно сказать, испытание для любви… но тогда оно еще не началось.
Кэтти отказалась бросать имя в Кубок к моей большой радости. Она решила, что ей и без Турнира хватает в жизни приключений, а я мог быть хотя бы в этом спокойнее за нее…Потому что хоть шрам после отъезда Матей перестал кровоточить, ее отношения с Грюмом безнадежно портились с каждым днем, она даже ругалась с Гарри из-за Грюма – тому он немного более симпатичен был. А Кэтрин хотела отказаться от Защиты вообще… Грюм постоянно, регулярно, снимал с факультета баллы, придираясь к Кэтти по малейшему поводу. Она же не сдерживалась на язык в ответ, ругаясь с ним. А я боялся что Грюм решит отомстить…
- Я чувствую, что он не такой, как все считают! Он мне не нравится! – упрямо отвечала Кэтти на все вопросы о том, чего она так добивается.
А второго ноября произошло одно из тех мелких событий, что меняли нашу историю…
Я беседовал с Дамблдором об учебных вопросах и организации Турнира, на втором этаже, в застекленном переходе из крыла в крыло, глядя на опадавшие листья… Топот ног и около нас остановилась запыхавшаяся Джинни Уизли. Девочка тяжело дышала, показывая рукой куда-то вбок… наконец заговорила:
- Профессор Дамблдор, профессор Снейп, срочно… она его убьет сейчас… там, на третьем этаже, около кабинета Защиты... – все еще тяжело дыша, сбивчиво говорила мисс Уизли. Мы недоуменно переглянулись.
- Кто кого убьет, Джинни? – ласково поинтересовался Альбус.
- Кристиана Смарта… она ему нос сломала кажется, как с ума сошла… поторопитесь!
- А кто «она»? – в душу закрались нехорошие предчувствия. Джинни вздрогнула при звуке моего голоса и отступила.
- Кэтти Реддл… они там дерутся… - вот тут уже мне больше ничего не надо было говорить…я взлетел по лестнице на третий этаж, вот и кабинет Защиты…
Смарт вжался в стену, из разбитого носа парня действительно текла кровь. В руке он сжимал две палочки, но видимо просто забыл об этом… Однако вид Кэтти сказал мне, что не она одна с ним дралась, он с ней тоже… Разорванная мантия, фингал под глазом, растрепанные волосы, ссадина на щеке. Он ее бил!… она с силой ударила Смарта по щеке, еще не замечая нас…
- О Господи! – вырвалось у подошедшего Альбуса. – Что с ней?
- Отдай мой дневник, козел! И не смей открывать свой поганый рот, иначе я тебя совсем убью, понял? И дай сюда палочку!!! – Смарт перевел взгляд на свою руку. Усмехнулся, поднял палочку, свою… и отлетел в сторону, ударившись головой о стену.
- Я сказала ДАЙ СЮДА МОЮ ПАЛОЧКУ!!! Жить надоело? – я никогда не видел Кэтрин такой… что на нее нашло?
- Мисс Реддл! – Кэтти обернулась на мой оклик. Вырвала обе палочки из руки что-то мычавшего Смарта и злобно на него посмотрела.
- Он начал первый, профессор! Он украл мой дневник, прочел и начал читать вслух… а потом отобрал мою палочку. Я всего лишь пыталась ее вернуть…
- Мисс Реддл, Вы могли его покалечить! – перехватив запястье девушки, заметил я. Она усмехнулась.
- Этот придурок  ломал мне руку, я должна была дать ему это сделать?
- Минус 10 баллов Слизерин за такие слова и выражения. И я поговорю с Вами у себя в кабинете! Молчать! – Кэтти собиралась сказать что-то еще. Но с ней я успею поговорить и позже…- Теперь Вы, мистер Смарт… - он поднял голову, жалобно глядя на Дамблдора. – Так, всем разойтись! Кроме зачинщиков драки! БЫСТРО! – ученики разбежались, Смарт замычал, что это Кэтти на него напала.
- Я?! Ах ты сволочь!!! – я стиснул запястья рванувшей к нему Кэтти, заметив, что она не очень вменяема… аффект…
- Минус 50… нет, минус 70 баллов Гриффиндор, отдайте мисс Реддл то, что вы там забрали у нее…
- Дневник! – влезла Кэтти.
- Вот, дневник… и если еще хоть раз вы приблизитесь к мисс Реддл хоть на метр, я буду лично добиваться Вашего отчисления, мистер Смарт… нос покажите!
- Директор, ну Вы же мне верите? – промямлил Кристиан, пока я останавливал ему кровь.
- Нет, я больше верю мисс Реддл. Она никогда ни на кого не нападала… так что думаю зачинщик вы… - через час допроса стало ясно, как все было… Смарт нашел дневник Кэтти, начал читать его вслух… а Кэтрин стала отбирать… Смарт, забывшись, отобрал ее палочку, потом, когда она уже отошла, начал провоцировать, грозя объявить на все школы ее тайны… потом как-то так вышло, что он ее оттолкнул, а упавшую еше и ударил… И потом мы уже знали… Кэтти девочка не слабая, и колдует без палочки, так что в итоге плохо было парню…
Нос Смарта не пострадал, я назначил ему взыскание за нападение на Кэтти. Дамблдор был на стороне любимой. Уже позже, прикладывая к синяку на лице Кэтти настойки для его лечения, я выговаривал ей правила поведения для девушек. Куда не входили драки...
- Ты лицо школы, ты староста… и била его… зачем?
- Он меня сильнее бил! – обиженно отвернулась Кэтти. Я нежно поцеловал ее в макушку и погладил по спине.
- Я верю… но тем не менее, Кэтти, можно было кого-то позвать!
- Сев, хватит…меня и так накажут. Совет 10… валькирия избила человека! Нонсенс! – словно в подтверждение ее слов ее вызвали. Совет валькирий был в ярости, одна даже сорвала с шеи Кэтти маховик. И судя по слезам в глазах Кэтрин ей обещали нерадужные вещи…
- Ты недостойна быть валькирией, я не отдам тебе маховик и я найду тебе замену! – зло провещала Верховная Валькирия Совета.
- Позволь мне решать, достойна она или нет. Снимать дар не твоя компетенция! – послышался за моей спиной (мы были на улице, у озера. Я пошел, чтобы поддержать Кэтти) высокий холодный голос. Мимо прошла черноволосая женщина в черном платье в пол… я видел ее во сне… Тезла-Экала? Она же почти не покидает свою Башню! – где я велела тебе быть? – валькирия казалась старше Экалы, но вряд ли это так… - так вот за невыполнения моего указа и то, что ты тут творишь… маховик! – ее  приказ не смела ослушаться ни одна валькирия. Верховная сняла с шеи маховик и отдала Экале. Та без тени эмоции на лице надела его на себя, вернула Кэтти ее маховик. Валькирии молчали… - еще раз такое повторится, я сниму ВЕСЬ совет… Подумайте! И по местам где Вы должны быть!!! Быстро! – валькирии в облике сов улетели. Тезла-Экала обернулась к Кэтти…
- Идем, нас ждет долгий разговор. Не бойся… я пришла не отбирать твой дар, а усилить его. Идем… - они долго говорили тет-а-тет…и вид Кэтти становился все более уверенным в себе и… я бы сказал довольным…

0

29

Часть 2. Кэтрин. «Браслет валькирии…»
На Трансфигурации Смарт сел за мной, а когда я встала ответить профессору МакГонагалл на вопрос, Смарт наставил палочку на мою сумку, шепнул «Акцио»… и что-то спрятал в свой рюкзак. На перемене я потребовала вернуть украденное. На это Кристиан достал из рюкзака мой дневник, в котором я делала для себя заметки. Там очень много было о Грюме, шраме от проклятья… О моих страхах за Гарри. А еще там были упоминания о Северусе, часто. И по имени…
Но в конце концов это МОЕ, и что и ком хочу, то и пишу…
- «Сегодня шрам не кровоточил впервые, после действия заговоров Влада. Но тем не менее они перед отъездом обещали, что в начале зимы я получу первые итоги их исследования. А я опять поругалась с Грюмом, Северус уже начинает нервничать из-за этого…» - начал вслух читать Смарт. Его дружки насторожились, некоторые усмехались. – Это интересно, кто же у нас Северус, а? Я лично одного только знаю… Но он малость староват, да и псих… хотя ты не лучше, думаю! – усмехался Смарт. – Ну и как Снейп, хорош в интимной сфере? На помоложе еще не тянет?
- Не неси ерунду, Смарт, ты и так умно не выглядишь. Отдай дневник и разойдемся по-хорошему!
- Даже вот не думаю… я еще Дамблдору это почитаю, мадам Максим… пусть знают, какие у наших слизеринок тайны… - Смарт убирал тетрадь в рюкзак.
- Отдай! – направляя палочку на дневник, я повысила голос. Вокруг собрались ученики других курсов, несколько когтевранцев, третий курс Гриффиндора и Пуффендуя, шестой курс Гриффиндора… где-то в конце коридора слышалась речь шестого курса Слизерина…
- Экспеллиармус! – Смарт сжал в руке мою палочку, еще шире усмехаясь.
- Крис, пожалуйста, хватит! – я подошла ближе, потянула палочку из его руки. И упала на пол, оттолкнутая им слишком сильно…
- Ой, какие мы слабенькие… - Смарт слегка стукнул меня по плечу – уже и свалились… - пинок стал сильнее. Я разозлилась окончательно.
- Пошел ты, козел! –метким ударом ноги  по коленям, как когда-то давно учил Джеймс, мне удалось сбить его с ног.
Поначалу смелый, он смертельно напугался, хотя и пытался защититься магией. От меня! И без палочки я колдую, он этого не знает, правда…
Если бы не Северус и профессор Дамблдор, я наверно, нанесла бы ему сильное повреждение. Потому как если сначала мы именно дрались, мне причем было больнее, он пытался сломать руку, то под конец больше было похоже, что я его бью…
Успокоившись, я убрала дневник подальше, выслушала отчитывание Северуса. И пошла отвечать Совету Десяти за избиение Смарта. На меня наорали, меня обещали вписать в позорные страницы истории валькирий, лишить дара и вообще сделать сквибом. Каково же было мое удивление, когда мы услышали голос… Тезла-Экалы!
Я видела ее впервые… Молодая женщина, лет около тридцати на вид, черноволосая, черноглазая, в длинном, до пола, черном закрытом платье… На лице ни тени каких-либо эмоций. Мертвое лицо, только глаза движутся и губы открываются. Но лицо мертво… эта женщина не знает ни любви, ни ненависти, ей даже скучно быть не может… никогда не хотела бы такой жизни!
Меня поразило то, как беспрекословно отдала ей Маховик Времени Верховная Валькирия… когда Совет улетел, Тезла-Экала позвала и меня поговорить… и уже в стороне, наедине, остановила меня.
- Кэтти, я хотела бы тебя отругать, не стоило его бить, он того не стоит. Но я не стану, ты поступила все же не вопреки своему долгу нести добро. Во-первых, он начал первый, а во-вторых, ты била злого колдуна… Но осторожнее, Кэтрин. Он Пожиратель Смерти, пока он не опасен для тебя, а там кто знает…
- Пожиратель? – недоуменно взглянула я на нее – в смысле прямо с Меткой и всем прочим?
- Пока нет… но через большее полгода рука этого мальчика будет украшена Меткой. Ты хорошо знаешь какой… на руке твоего возлюбленного тоже красуется такая…
- Но Северус исправился!  - возразила я, защищая уровень Сева в ее глазах.
- Я знаю… я это знала еще задолго до твоего рождения, милая…Задолго до его рождения…я о тебе знаю больше, чем ты сама, Кэтти. Поэтому не оправдывай его передо мной, я и так не сомневаюсь в его честности с тобой.
- Конечно, иначе Вы не сделали бы такой выбор для меня… - благодарно улыбнулась я. Тезла-Экала покачала головой.
- Ты сама сделала этот выбор. Твоя любовь к нему не выбор, это истинное чувство, я позволила такому быть… никого лучше тебе нельзя было найти, поверь мне. – я это чувствовала. Я правда его люблю!!! Но если уж здесь сама Тезла-Экала, это признак больших перемен… может она даст намек на будущее?
- Вы же знаете будущее, Вы можете сказать что нас ждет? Хотя бы намек, на близкое будущее… хотя бы один намек!
- Сказать не могу, хотя и хотела бы. Я не имею права, я ведь тоже не богиня… но намек я тебе дам, и не один, по мере необходимости. А сейчас прямо могу сказать, что в этом году школе нанесет удар изнутри один из живущих здесь. Он будет до конца года готовить все к тому, что ему приказала его госпожа… в этом замке есть человек, от которого тянется прочная нить к Беллатрисе Лестрейндж.
- Кто это? Хотя бы намек, какой-то психологический портрет, пожалуйста! Мне нужно вычислять врага…
- Могу сказать одно… он настолько свой, что никто даже не подумает на него… его будут считать своим до  конца… может быть ты не будешь, но остальные будут! Я не знаю точно, кто это, хотя догадка есть. Но уверена, ты поймешь все сама. А сейчас, Кэтти, я буду тебя хвалить. Ты молодец, еще с Петтигрю начиная… - она и впрямь похвалила меня за мои достижения, наставляла быть все же осторожнее, благословила, сняла с отчета перед Советом. Теперь я была вольной валькирией…
А еще она позволила мне воспользоваться «браслетом валькирии»… - это обет, вроде Непреложного, позволяющий нам стать связанными с тем, кого мы охраняем. Потом мы всегда знаем, где охраняемый, грозит ли ему опасность и еще некоторые мелочи… Я воспользовалась им для Гарри… открыто и официально, об этом знало все мое окружение. А тайно я связала себя с Северусом… теперь я могла помочь и защитить троих близких мне людей… папа от «браслета» отказался, но я связала себя и с ним, тайно…
Однако с этого момента я уже не могла отказаться от спасения жизни Гарри ни под каким предлогом. Всегда, везде, где бы я ни была, при первом ожоге от серебряного браслета на руке я должна броситься к Гарри… браслет снимать категорически запрещено.
И все же это было нужно…а когда все закончится, я сниму браслет с себя и связь с нас всех… но на войне пусть будет так!
А вскоре Кубок выплюнул имена участников Турнира…все бы ничего…но!
- Виктор Крам, Дурмстранг! – повезло же парню, и ловец всемирно известный, и вот еще теперь участник Турнира 3 волшебников... а директор у них упырь и Пожиратель… и не нравится он мне. Так, список подозреваемых в помощи Лестрейндж начался с фамилии Каркаров… - Флер Делакур, Шармбатон! – ой, красавица… я метнула на Северуса взгляд, но он спокойно оглядывал учеников Хогвартса. Вычисляет нашего Чемпиона? – Седрик Диггори, Хогвартс… - огласил Дамблдор. Участники ушли в другую комнату, все оживленно обсуждали их выбор…и вдруг Дамблдор попросил тишины. И в наступившей тишине негромко произнес, читая обгоревшую бумажку…
- Гарри Поттер! – невообразимый гул… Гарри стеклянными глазами оглядел всех вокруг. Дамблдору пришлось вызвать его второй раз… по лицу брата я поняла, что для него самого это был неожиданный выбор…
Когда за Гарри закрылась дверь, я вышла из оцепенения. И следом за профессорами: МакГонагалл, Дамблдором, и Северусом с Флитвиком, зашла в комнату Чемпионов. Гарри оправдывался, уверяя, что ничего в Кубок не бросал, я тоже не бросала, тогда кто? Тем более мне-то есть 17, а Гарри еще нет…
- Никого я не просил, я не знаю, как мое имя оказалось в Кубке! – вздохнул Гарри.
- Может это Вы, Кэтрин? – с какой-то даже надеждой спросила МакГонагалл.
- Нет, это не я…
- А что она-то тут делает??? – прошипел Каркоров.
- Я родственница Чемпиона… сестра… - поднялся скандал, который едва уладили… Шармбатон и Дурмстранг были в ярости, Гарри получался вторым чемпионом от нашей школы… а меня волновало другое…
Если не он, не я, никто из наших друзей… то кто?
«Настолько свой, что никто даже не подумает на него…»…я внимательнее вглядывалась в людей. Кто тут «свой»? Дамблдор, но уж этот вариант отпадает сразу, он создал Орден Феникса, и уж точно не помощник Лестрейндж… Каркаров? Я бы не сказала что он свой… Флитвик? Большего бреда придумать нельзя! Крам? А вот это вариант, как и Каркаров. Итак, пункт 2: Виктор Крам. Северус? Нет, тут я уверена на все сто процентов. МакГонагалл?... «Настолько СВОЙ…». Тезла-Экала явно дала понять, что это мужчина. Хорошо знакомый со всеми, для всех может быть «СВОЙ»… так кто же это???
Первая загадка этого года… но в тот миг для меня важно было и помочь Гарри… потому что я боялась, что один он не справится…
А еще я поругалась с журналисткой Ритой Скитер, лезшей к Гарри… та обещала написать про меня… и написала, что я слишком по-матерински отношусь к брату, и во мне рано проснулся материнский инстинкт… хотя вот на кого мне было плевать, так это на Риту Скитер с ее статьями…тем более статья про Гарри была куда хуже. Ему согласно ей было 12 лет, он плакал ночами по маме… которую я, мать-недоделка, пытаюсь ему навязчиво заменить… мне даже смешно стало на чтении репортажа… а Гарри психовал, потому что над ним смеялся Малфой, умилялась мама Рона и Джинни, хихикала и тыкала пальцами вся школа, а еще Гарри терроризировали из-за Турнира…хотя при мне ни разу не рискнули... потому что боялись, наверно, после Смарта… слухи быстро разлетаются…






Глава 24. Первое испытание Турнира.
Часть 1. Кэтти. Первые результаты исследований.
Прошло несколько дней с того момента, как Кубок выплюнул имя Гарри. С братом не разговаривали многие. И в числе таковых был даже Рон Уизли. То ли завидовали, то ли злились… Малфой даже распространил по факультету значки в поддержку Седрика, ругавшие Гарри… За что получил выговор от меня. И сам лично уже ничего не себя не напялил…
А вот Герми с Гарри вполне нормально говорила, я даже благодарна ей была за это.
- Кэтти, привет! – улыбнулся мне брат, когда я подошла к нему после последней пары.
- Привет, радость моя. Прогуляемся? – мы вышли на улицу и медленно поплелись к Озеру. Гарри был очень подавлен и расстроен. Ссора с другом…
- Я вот не пойму, чего он так, а? – Гарри посмотрел на меня. – Я бы вот не хотел чтобы мое имя так вылетело, а ему завидно…а чему завидовать? Мне это все не нравится…
- Гарри, ты же знаешь, что отказаться не можешь! Не волнуйся, я всегда помогу тебе советом, обещаю! Вместе мы сила, или ты сомневаешься?
- Просто обидно… такой сюрприз и еще и лучший друг не хочет меня видеть. Спасибо этот дурацкий значок не нацепил… Ладно, не будем о грустном. Меня Хагрид вечером на чай звал, пойдешь со мной?
- А если нет, ты напялишь Мантию? – улыбнулась я. – Пойду… я у него уже сто лет не была, пора исправиться!
- А выглядишь ты моложе 100 с лишним лет… - улыбнулся Гарри мне в ответ – не напялю, а надену. Запретишь?
- Конечно… Посажу под домашний арест, пускать к тебе буду только Герми. Кстати, а где Гермиона-то?
- Угадай с трех раз… в библиотеку ушла. Как обычно… Ну так когда идем?
- А пошли сейчас! – мы зашли к Хагриду, напоившему нас чаем… и вечером, когда начало темнеть, ушли обратно в замок…  Отправив Гарри учить уроки и сдав его на попечение Герми, я пошла к себе и села за сочинение по нумерологии… через полчаса пришел Северус, мы опять попили чай, я продолжила работу. И вдруг примерно часов в 7 вечера в дверь постучали. Северус открыл, и через секунду позвал меня.
- Кэтрин, Дамблдор прислал Невилла Лонгботтома за тобой. Объяснил мальчишке, что у нас с тобой дополнительные занятия. И передал, что ровно в 7 тебе следует быть в его кабинете.
- До 7 осталось 10 минут… Невилл полз что ли сюда? – я переобулась из туфлей на каблучке в кроссовки и помчалась наверх, к Дамблдору. Северус сказал, что его просили подойти чуть позже. Через 9 минут я влетела в кабинет директора, побив все свои рекорды скоростного бега по лестницам. А видок у меня что надо, наверно… растрепанная, запыхавшаяся, в кроссовках и сторогой юбке до колена, мантия распахнута… Мерлин, вот внешность-то! Мое отражение в небольшом зеркале, лежавшем на столе, меня ужаснуло…
- Кэтти, успела, умница! – Дамблдор поднялся с места и подошел ко мне. – У тебя полминуты до прихода гостей… - опять какие-то визитеры? -  отдышаться успеешь хотя бы?
- Надеюсь… - застегивая мантию, пробормотала я. Через несколько секунд прибыли те самые гости, о которых сказал директор. Из камина вышел магистр Щербак, за ним Влад Матей и еще двое незнакомых мне мужчин в черных мантиях. Один рыжий и зеленоглазый, другой блондин с карими глазами и обоим лет по 40-45…
Рыжий приветливо улыбнулся и пожал мне руку.
- Я профессор Анатоль Видкрафт, преподаю в Денбридже проклятья и защиту от них. А ты Кэтти Реддл, верно?
- Да… очень приятно!
- Взаимно… а это доктор Рисмен, он работает над изучением малоизвестных заклинаний и преподает Заклинания. – Блондин кивнул в знак приветствия. Щербак о чем-то говорил с нашим директором. – Ну а магистра и Влада ты уже знаешь. Мы собрали маленькую комиссию, изучаем твой шрам. Еще опаздывает профессор Бутти, она у нас спец по Зельям. И Димитр Матей…
- А зачем спец по Зельям? – не поняла я. – Меня же не отравили, а прокляли!
- Так лечили тебя чем? Вот затем и Бутти…
- Итак, начнем… Профессор Дамблдор любезно пошлет какого-нибудь ученика за человеком, который тебя лечил, Кэтти. Верно, Альбус? – Дамблдор послал кого-то поторопить Северуса. Щербак сообщил, что они поставили опыт на лабораторных животных – прокляли, вылечили и воздействовали разного рода магией… И на светлые заклятья никаких шрамов и не было…
- А вот на темное «серпенсортиа» было…проступил шрам вот тут – Влад показал мне крысу, вытащив из-за пазухи, на правой лапке которой у ее «локтя» был шрам.
- Подождите, но человек, при котором шла кровь, он мракоборец!
- Из него по описанию Влада такой же мракоборец, как из меня балерина… это еще даже возможнее… - усмехнулся Рисмен. – Так что наш первый вывод таков: реагирует твой шрам на темную магию… причем чем она сильнее, тем больше крови…
- А еще тебя прокляли и ты не смогла совсем отказаться от проклятья… то есть оно оставило в тебе свой след… - добавил Вадкрафт…
Последовала серия экспериментов с моей рукой, уже в присутствии Северуса… и вдруг из камина вывалилась женщина лет 27… черные волосы и серые глаза… красивая,  стройная… но стоило ей открыть рот…
- Простите, магистр, аврал на работе…я много пропустила? – нет, голос был красивый… но вот звучал презрительно-презрительно и высокомерно…
- Все, мисс Бутти. Вы пропустили ВСЕ!
- Ой, ладно…я и так спрошу ее лекаря чем он ее лечил, да и все… и научу как правильно все варить…
- Как правильно я и сам умею… я эту рецептуру сам и открыл… - подал голос Северус…Бутти одарила его взглядом, каким смотрят на насекомое, и усмехнулась.
- Вы пошутили, магистр? Какой он Зельевар? Я всю жизнь в котлах…пробирках… он поди даже не знает что такое оборотное зелье… ну или феликс фелицис…
-Знаю и не хуже вашего…а вот ВЫ знаете третий ингридиент зелья от ее шрамов?
- Эм… глаза златоглазки!
- НЕТ!!! Так что это еще вопрос кто из нас умнее… - Северус усмехнулся. А я подумала, что уж вот с ней я точно не буду в хороших отношениях… она высокромерная и наглая…и она еще через год будет у меня вести!
Они отбыли… делать выводы из проведенных со мной опытов с разными заклятиями… но их уже бывший вывод заставил меня задуматься…
И я почувствовала, интуитивно, что тот, кто заставляет мой шрам кровить и пособник Темной Леди – одно и то же лицо… не Аластор Грюм, тогда кто?... на его уроках мы  с Гриффиндором…может какой-то ученик? Или… или же в школе есть кто-то, кого мы не знаем, или путаем с кем-то другим… но тогда вопрос опять же: кто?






Часть 2. Северус. «Ты ошибаешься…»
Наступала зима… становилось все холоднее, воздух был промозглым и темнело все раньше. В моих подземельях было ужасно холодно, в коридоре пар шел изо рта. Но жарко натопленные спальня и лаборатория не давали нам замерзнуть. Кэтти даже ходила по комнате в одном белье, собираясь на учебу по утрам. Том, узнав, где живет Кэтти, сказал, что с сожительствованием мы поторопились. Но ничего против в принципе не имел…
И вот в один из таких холодных предзимних дней состоялось первое испытание Турнира… до того Кэтти спрашивала у меня о способах борьбы с драконами. Оказалось, что это первое испытание. Гарри показал Хагрид, и не только Гарри, но и мадам Максим, Каркаров мог следить, так что о драконах, я не сомневался, знали все участники турнира…Я предложил ослепить, усыпить или сделать что-то в этом роде…стандартный набор решений, в общем-то.
Делакур, Крам и Диггори прошли испытания с хорошими результатами. Они отбирали у драконов золотые яйца… получили ожоги или мелкие травмы все… и вот настала очередь Гарри. Кэтти вцепилась мне в руку, услышав его имя. До испытания она ходила к Чемпионам в палатку, наставляя брата и желая удачи… мне казалось, она волнуется даже больше его самого…
- Венгерская Хвосторога… ужас какой… - простонала Кэтти, узнав о том, какой дракон достался Гарри…
- Акцио, Молния! – раздался молодой голос, когда к испытанию приступил Гарри. Раздразнив самку, он взлетел… А Кэтти тихо застонала, закрыв глаза.
Поттер скрылся из виду,  хвосторога улетела за ним… какой псих придумывает эти испытания? Они же смертельно опасны!
- Где он, ну где он? – шептала Кэтти, я приобнял ее, понимая ее страх…мне самому стало не по себе… казалось прошла вечность и когда Гарри появился на фоне башень, с души свалился огромный камень!
Гарри, недаром ловец, ухватил-таки яйцо и весь этот ужас закончился…
- Гарри, солнце, умница! – Кэтти слетела к нему еще быстрее, чем хотела мадам Помфри. Обнимала и, не думая, как это выглядит, расцеловала в обе щеки, некоторые ученики помладше хихикнули, постарше язвительно улыбались. - Гарри, ты молодчина! Здорово придумал с метлой!
Я находился неподалеку, делясь впечатлениями с другими преподавателями, все слышал…
- Это не совсем я придумал, мне Грюм посоветовал… ну, я догадался, что именно он мне говорил… так что ничего он не злой! Это нормально хоть выглядело?
- Нормально, нормально. Стой, мадам Помфри идет… тебя осмотрит… бедный мой, обжегся!!! Ну и испытание!!! – к ним подошла Поппи и разговор стал мне не слышен… а я критиковал то, что сделали испытанием… смертельно опасно, а они…
Вечером Гарри праздновал победу с факультетом, с ним заговорили гриффиндорцы. А Кэтти праздновала ее же со мной – в гостиную другого факультета ее никто не пустит…
В конце декабря намечался Святочный Бал, для курсов начиная с 4… Кэтти безумно хотелось туда пойти, ее приглашали ребята… а она отказывала. Потому что тот, с кем она хотела бы там быть – я – не мог пойти с ней. Я все еще оставался ее учителем. И Кэтти заявила, что пойдет одна.
- Солнышко, вставай! Проспишь завтрак… - я нехотя открыл глаза. 18 декабря, пятница, впереди 2 выходных. Нет, придется проверить контрольные, но это сегодня… и потом два дня только я и любимая! – Солнышко! – я почувствовал нежный поцелуй в лоб, и улыбнулся будившей меня девушке с копной волос цвета каштана и карими глазами, нежными и теплыми… за этот год я ни разу не вспомнил Лили с болью… нет, я помню ее, но как подругу, как первую любовь, как… несмотря на то, что ее нет, я счастлив. Возможно, впервые в жизни…
- Я проснулся, любовь моя. Так что не волнуйся… секунда и все, ты ведь знаешь!
- Вставай-вставай, у тебя и осталось лишь 10 минут! – улыбнулась Кэтти, начиная меня щекотать – я тебе дала поспать…
- Все, я все понял, моя королева… Кэтти, перестань… - щекотка дала свои плоды, я непроизвольно хихикал… - хватит!
- Вставай! – укусив меня за кончик носа, Кэтти поправила мантию, взяла сумку и ждала… я быстро оделся, в приготовленное с вечера, убрал постель с помощью магии и мы вместе вышли к завтраку. Обычное для нас утро буднего дня… только иногда роли меняются и я бужу Кэтти… или способ «издевательств» сменяется на новый, поинтереснее…
Наверное, в эти утренние минуты я веду себя как подросток… но рядом с этой девушкой я становлюсь моложе внутри меня… заражаясь ее огнем…
- Вечером какие планы? – уже в коридоре спросил я, обнимая ее. Потому как когда мы выйдем из подземелий, обнять друг друга будет уже нельзя…
- Погуляю с Гарри и Гермионой с Роном, сделаю уроки… и напишу папе…
- Завтра свободна? – поцеловав ее в носик, я улыбнулся, догадываясь, что услышу.
- Для всех, кроме тебя, я занята… а для тебя я свободна!
- Кэтти, я хочу пригласить тебя в кафе… но только в маггловское в Лондоне… потому как в Хогсмиде и на Косой Аллее сама понимаешь…
- Ммм…заманчиво! Люблю, когда ты на меня так смотришь…  так нежно и жадно. Это только ты умеешь…
- Жадно?  Правильно, я хочу, чтобы ты была моей…и лишь моей…
- Я и так лишь твоя… и ты лишь мой! Все, пора! – мы пошли в Зал…потом потянулся самый обычный день, я вел уроки, Кэтти училась. А когда она ушла гулять с Гарри, я зашел в лабораторию отнести часть контрольных в класс и проверить. А когда вышел с бумагами в общий кабинет, где и учатся студенты, застал у себя гостью. Профессора Бутти…
Женщина была в черной закрытой мантии, вызывающе-дерзкий макияж, самоуверенные манеры… неприятное сочетание.
- Профессор Снейп, извините за такое вторжение, но не могли бы Вы открыть мне рецепт зелья, которым лечите Кэтти? Я ставлю бесконечные опыты, нет итога, но я уверена, что там все просто, правда?
- Надо стучать когда заходите, это первое. И я не дам Вам рецепт, это второе.
Все?
- Я могу заплатить! Денег… - я помотал головой – ну много денег, Я…я Вам в чем-то помогу связями…
- Нет и нет, я не дам рецепт. Вы мне хамите при свидетелях, высмеиваете мои способности как зельевара и хотите рецепт? Нет, мисс Бутти!
- Но именно тем, что возражали и не молчали, в отличии от некоторых, Вы и привлекли меня… мне очень нравятся такие уверенные в себе мужчины, умные… я ведь и сама не дура…
- Хватит подмазываться и дайте мне работать. Я сказал нет!
- Просто скажите мне этот третий ингридиент, мне стыдно его не знать… и все… я щедро заплачу… - в процессе речи она подходила все ближе и замолчав, внезапно обняла, прижимаясь и зашептала на ухо – я могу воплотить твои самые смелые фантазии, я на все буду согласна… просто скажи мне ингридиент и все… я не буду тебе хамить… - с этими словами женщина расстегивала мантию, под которой оказалось короткое платье…
- Вы с ума сошли, мисс Бутти? – отпихнув ее, я достал из кармана палочку. Она может хоть донага тут раздеться, мне будет все равно… меня привлекает только Кэтти…
- Просто ты мне понравился, а зелье только повод… а ингридиент просто потому, что мне интересно… Северус! – а кто ж ей имя мое сказал, а, Альбус? – я понимаю, не здесь… но тут же есть твой кабинет… я обещаю, что этот вечер ты запомнишь надолго… согласись… и может мы даже вечность будем счастливы в нирване…
- Да не нравишься ты мне! Я вообще к женщинам равнодушен! – рявкнул я. Больная дамочка!!!
- А может попробуем?   - она вновь всем телом прильнула ко мне, впиваясь в мои губы поцелуем… я взял ее за плечи, отталкивая. И твердо решив применить к ней магию… но не успел.
- Так значит вот как мы работаем… а меня завтра в кафе в маггловский Лондон, тайком… козел!!! А ты, стерва, ты еще пожалеешь!!! – Кэтти в ярости швырнула в Бутти банкой с заспиртованными жуками-скарабеями. Та увернулась, начала застегиваться.
- Кэтти, солнышко, стой! – догоняя девушку, я проклинал Бутти. – Милая, все не так, ты ошибаешься!
- Ты с ней целовался и намеревался обнять… с этой стервой… как ты мог так вообще?! Видеть тебя не хочу!!!
- Кэтти, я ее не целовал, я ее отталкивал и…
- Я все сказала… я не хочу тебя видеть… я видела ваш поцелуй… - Кэтти развернулась и ушла. Я вернулся к Бутти. Та ждала…. Пыл страсти у нее  прошел…
- ВОН ОТСЮДА! И чтобы никогда больше я тебя не видел тут, дрянь! Ты даже подумать не можешь, что для меня значит эта девушка… так что по-хорошему, брысь отсюда!!!
- Но я… но правда… я же…
- БРЫСЬ!
- Северус…
- Я неясно сказал?! Вон отсюда!!! – она ушла… я прислонился спиной к стене… вот так… может Кэтти остынет и все же поговорит со мной? Я никогда не смог бы ей изменить… она стала для меня за этот год единственной женщиной на свете… и вот благодаря стерве Бутти я потерял самого дорогого человека…вновь…
Кэтти не разговаривала со мной до Святочного Бала, куда пришла с Димитром Матеем и веселилась с ним… но выйдя в холл от шума, я увидел Кэтти, сидевшую на подоконнике и рыдавшую, закрыв руками лицо… сердце сжималось…
- Кэтти, милая… послушай… - она отпрянула, отворачиваясь… - я правда не хотел тогда ее целовать, это она… она озабоченная какая-то…
- Ты целовался с другой… я видела то, что видела…
- Я люблю только тебя, я… я никогда тебе не изменю, клянусь! Прости меня, я понимаю, тебе больно… я просто не ожидал от нее этого… хочешь я покажу как все было? Попросим у Дамблдора Омут и я покажу… хочешь?
- Нет… оставь меня… я должна была этого ждать… счастье не бывает вечным… - она собралась в дормитории… ушла…
- Кэтти! – девушка оглянулась. И остановилась. Белоснежная сова отдала ей письмо и улетела в открытую дверь на улицу… кто открыл дверь? Неважно… Кэтти прочла записку… посмотрела на меня… а секунду спустя повисла у меня на шее…
- Что сие значит? – обнял я ее. – Ты мне веришь?
- Тебе нет… но мне написали как все было, а ей я верю… идем в Зал? – я шел рядом, обнимая, медленно-медленно… и мысленно благодарил ту, что прислала это письмо… а кто это, сомнений не было… Тезла-Экала...







Глава 25. Отголоски настоящего, прошлого и будущего…
Часть 1. Кэтрин. Примирение.
- Кэтти, милая… послушай… - я сидела на подоконнике в холле, не справившись со слезами. Хотелось быть гордой и сильной, но видеть его, хмурого, сидевшего за преподавательским столом, одинокого и печального, оказалось выше моих сил… я извинилась перед Димитром, хотя тому было все равно, тут я или нет. Я договорилась с Владом, Влад не смог быть и прислал младшего брата.… - я правда не хотел тогда ее целовать, это она… она озабоченная какая-то… - я отвернулась от Северуса, сжимая в руках край подола платья… красное, яркое, с разрезом…папин подарок! Может она и озабоченная, но я явно видела их поцелуй…
- Ты целовался с другой… я видела то, что видела… - я смотрела на звезды… возникало отчего-то странное, тоскливое чувство того, что я уже когда сидела вот так же… но не тут... и я была старше. Была старше?! Это как?!
- Я люблю только тебя, я… я никогда тебе не изменю, клянусь! – я посмотрела на него. Хотелось верить, но было больно… и не хотелось обжигаться еще раз… -  Прости меня, я понимаю, тебе больно… я просто не ожидал от нее этого…- ага. А вот все так не ожидают и потом женятся по причине беременности… -  хочешь я покажу как все было? Попросим у Дамблдора Омут и я покажу… хочешь?
- Нет… оставь меня… я должна была этого ждать… счастье не бывает вечным… - я хотела остаться одна. Быть гордой не получилось… слезы помимо моей воли текли по щекам.
- Кэтти! –я оглянулась на звук его голоса. Мне подала лапу красивая сова… я сняла письмо, отпустила птицу, прочла записку… а там подтверждалась правота его слов… не в силах больше удерживать свои истинные чувства я обняла его за шею, прижалась… и хотелось простоять так вечно… что на меня нашло?
- Что сие значит? – обнял меня Северус– Ты мне веришь?
- Тебе нет… - я еще дулась, поэтому решила его помучить… -  но мне написали как все было, а ей я верю… идем в Зал?  - мы вернулись… остаток вечера я провела как бы с ним, мы разговаривали, я даже согласилась на танец с ним… и казалось, что мы и не ссорились… а еще было дежавю…словно все это я уже переживала, но не здесь и старше…
- Ну, спокойной ночи? – Северус проводил меня до спальни, собрался уйти к себе… я чувствовала натянутость… и поняла, что если я сейчас не перестану дуться, это кончится новым скандалом…
- Сев… - он остановился, глядя на меня – Сев, прости… я люблю тебя, я… - я прижалась к нему – не отпускай меня… - внезапно вырвалось из моих уст. Северус удивленно смотрел на меня. Я не знала, что говорю и зачем…
- Ты куда-то собралась и не хочешь идти? – он попытался разрядить обстановку…
- Нет! – с неожиданным жаром ответила я. – Не отпускай никуда, куда бы я ни собралась… я не вернусь…я опоздаю и снова потеряю тебя… я не затем все меняла!!!
- Меняла что? Меняла реальность? Ты меняла реальность?  - он взял меня за руки, сжал их в своих…
- Я не помню…кажется да… но… - меня захлестнули видения той, другой реальности, когда папа был Темным Лордом, когда я жила тайно от всех…я училась в Америке, он делал из меня темную колдунью… я безответно любила, долгие годы, Северуса… на моих глазах умер Дамблдор, Римус, Тонкс, Сириус… я все это видела, но чем могла помочь, меня никто даже не знал…и вот когда я поняла, что все закончено ужасно, я разбила маховик… а потом наступило то, что я все забыла… - я не помню… - я  и впрямь все забывала вновь…
- В той реальности я был хуже… я не знал тебя… - Северус провел рукой по моей  щеке – я люблю тебя и никогда не отпущу. И ты меня не потеряешь, обещаю! Но мне пора… ложись спать…
- Нет, не уходи… я не хочу… останься! – я открыла дверь спальни – зайдешь? – он кивнул и зашел… из коридора через тайную дверь…
Кровать с серо-зеленым покрывалом, цвета факультета, команды по квиддичу на стенах в виде постеров… Северус с легкой улыбкой огляделся. И обнял меня:
- Истинная слизеринка, зайка… ты точно моя студентка!
- Так шляпа то же сказала, помнишь… сразу… как только наделась, так и заорала: Слизерин… а я потом смертельно боялась декана…
- Ты меня боялась?
- Да… я была маленькая и трусишка! – я улыбнулась. Он мой… и никаким Бутти я его не отдам!
- А сейчас? – жаркий шепот на ушко… я почувствовала, как предательски дрогнули пальцы рук…как стало тепло и по телу словно прошел ток… Северус ведь знает, что он легко может меня соблазнить!
- Сейчас я тебя не боюсь… ты меня боишься! Даже госпожой называешь!
- Да, моя госпожа… - он усмехнулся, расстегивая молнию моего платья…
- Тут есть разрез на боку, над ним тоже замок… - прошептала я, запустив пальцы в его волосы… мы не были близки каждый день, но когда это случалось, все словно во сне происходило… я просто растворялась в нем…
- Я видел, моя госпожа… - я оказалась полулежащей на кровати, разрез оголял мои ножки, туфельки стояли у кровати… тут мы еще ни разу это не делали… но через стену же спальня девушек. Хотя - да пошли они все…
Северус нежно целовал мои колени, поднимая подол платья, все выше и выше… наконец оно поднялось до талии…
- Моя госпожа не устала? – я помотала головой. Северус поднялся с колен, поцеловал меня в щеку, пожелал спокойной ночи… сказал что думал сделать мне массаж уставших ножек, и теперь уходит…
Когда за ним закрылась дверь, я в шоке осознавала что произошло…он тактично мне отказал… сам же завел и сам же обломал… как это называется вообще?!
Я переоделась в джинсы и свитер, надела мантию… и пошла к нему – спать одна я сегодня ну никак не хотела. Из двери кабинета Зельеварения вышел злобный Каркаров… бледный и его трясло… из кабинета донесся странный стук, Каркаров, пролетевший мимо меня, не заметив, оперся рукой о стену… и стиснул зубы…Ему плохо? В следующий миг директор Дурмстранга съежился у стены, сжав правой рукой левоей запястье… и вскрикнул от боли…а из кабинета донесся тот же стук еще раз…я плюнула на Каркарова (в переносном смысле) и бросилась в класс…
Северус вцепился рукой в край парты, за счет этого держался на ногах… в отличии от Каркарова он всего лишь стиснул зубы, но не кричал…
- Северус, что случилось? – я обняла мужчину. Тот перевел на меня глаза и сфокусировал взгляд, уже спокойнее дыша.
- Кто-то видимо играл с Меткой… она никогда ТАК не нажимала…уж слишком сильно. Но все нормально… терпимо…
- Ага, а Каркаров там чуть не плачет. Ты поэтому от меня ушел?
- Да… ее уже начинало жечь… не обижаешься?
- Нет. Но если все в порядке, я хочу закончить начатое!
- Только не здесь… - прошептал он мне на ухо. Подхватил на руки, запер дверь и шагнул в камин. Порошок и адрес нашей спальни… - а Каркаров просто слабый... – вынеся меня из камина, он не торопился ставить меня на ноги.
- Поставь… - начала я.
- Нет… мне нравится знать, что ты в моей власти… сегодня я буду твоим господином… ведь ты и так уже год моя госпожа…
- Тогда поцелуй меня… или…
- Я сам решу… я главный… - шепот на ухо сводил с ума… я желала его…
Он целовал мои щеки, шею… стянув мой свитер, покрывал поцелуями плечи, спускаясь в груди, поглаживая ягодицы... он хорошо знал все мои легко возбудимые места и пользовался этим…На полу образовалась кучка небрежно брошенных вещей – в основном моих…но ни одного поцелуя в губы. Однако я об этом и не думала!
Его руки блуждали по моему телу, спускаясь порой к самому главному месту моего тела, вызывая желание кричать от удовольствия… я уже теряла контроль над собой, хотелось выгнуться ему навстречу и раствориться в нашем наслаждении…
- А теперь твоя очередь… - внезапно он повернулся на спину, позволяя мне ласкать его тело… мои поцелуи были все ниже и ниже… Северус тихо урчал от наслаждения, ему это явно нравилось…Но когда я спустилась слишком низко, он мягко отстранил меня.
- Нет…я не хочу делать из тебя настолько распущенную… таких я насмотрелся в юности среди Пожирательниц… не хочу видеть тебя такой…
Минуту спустя, ощущая его внутри себя, я инстинктивно двинулась ему навстречу… наслаждение становилось все сильнее… и казалось, я взорвусь от удовольствия, которое мне дарил этот мужчина…
- Так ты меня совсем простила? – когда все закончилось и я немного пришла в себя, но все еще словно была в нирване, раздался любимый голос…
- Да… совсем… так что там с Меткой?
- Она горела, больно…я уверен, что нажимал пособник и довольно молодой, не знает, с какой силой жать…может он роль любовника играет, точнее будет… но сама она думаю еще не вернулась… А Каркаров убеждал меня бежать… от тебя никогда и ни за что!
- Верю и   надеюсь что кончится все хорошо…и она подольше не вернется…
- Я тоже… спи! – я уснула в его руках, а утром на столе лежал букет хризантем, билеты в театр и духи, мои любимые…его не было.
Он появился через полчаса. Каникулы, завтра домой на полторы недели… Северус с нами… папа а не знает, что мы ругались с моим единственным…я обняла Северуса, прижалась. И не хотела отпускать…
- Готова ссориться с тобой хоть каждый день если будем так мириться! – прошептала я в его губы… и мне тут же заткнули рот… страстным поцелуем в губы…
Мы помирились, я поверила ему… и после видений из иной реальности я вдругпоняла, что никому его не отдам…он стал моим счастьем…
Метка? Пугала, конечно… но я знала, что когда вернется Беллатриса, мы быстро об этом узнаем…а пока у нас еще была возможность жить счастливо…

0

30

Часть 2. Северус. Зелье по обмену снами…
Третий день нашего пребывания у Реддла в гостях запомнился яркими событиями. Точнее, ночь и утро следующего дня…
Мы с Кэтти посетили театр, она осталась в полном восторге…а я задаривал ее небольшими сюрпризами, говорил нежные глупости и постоянно с нежностью и теплом думал, как люблю ее…
Кэтти доверяла мне, верила, а  в случае с Бутти…не сомневаюсь, что я вел бы себя не лучше, застав ее целующейся  с другим мужчиной!
Так вот, мы провели вместе Рождество и домой с ней поехал и я. Кэтти сжимала мою руку, прижималась ко мне и выглядела по-настоящему счастливой – с ней ее любовь…
Но третий день каникул… хотя об этом подробнее…
Мы сидели в гостиной, всей компанией. Гарри играл с Сириусом в шахматы, Римус и Тонкс, бывшая у нас в гостях, о чем-то говорили… Гермиона, ставшая незаменимой частью моих визитов сюда - влюбилась в Гарри, что ли? – читала, сидя в кресле у камина и поглаживая своего рыжего и не самого красивого кота…
Том же невозмутимейше смотрел среди всей этой идиллии телевизор, где шел какой-то концерт… маггловская техника заполонила дом еще больше… он приобрел телевизор и кофеварку…и зачем-то хотел еще один холодильник…
А мы с Кэтти, сидя в теплом уголке, якобы обсуждали эксперименты по зельям. А на самом деле нежничали – да, я не лишен человеческих слабостей… и обнимая мою девочку, незаметно шептал ей на ушко слова нежной преданности и любви…
- Рем, слушай, сделай чаю, ты его вкусно делаешь…  если можно, зеленого и погорячее! – голос Тома перекрыл шум, Римус ушел на кухню в компании Тонкс… а через минуту заглянул  обратно в комнату.
- Том, а у нас целый чайник чая на плите стоит! Вот! – он показал пузатенький белый чайник. Том удивленно на него смотрел.
- Интересно, кто в чайнике заваривает чай?? Не в таком же чайнике! – наконец выдал заместитель министра. – Но давайте попробуем, может и я заварил… бывает уже, забываю…
- Ммм, а пахнет вкусно! – открыв крышку, заметила Тонкс. И уронила крышку, которую тут же подхватил Римус, вносивший чайник и чашки в комнату. Когда чай был разлит, я почувствовал запах какого-то ингридиента… как будто это не чай, а зелье какое-то…
- Римус, ты уверен что это чай? – поинтересовался я. Тот кивнул.
- Ну да… зеленый, у нас такого целая пачка стоит…стояла… я только не помню, когда это сделал…
- Ой, так это же я! – жизнерадостно отозвался Поттер – я чай заварил… пробуем?
- Стой… Северус, а что тебя напугало? – поинтересовался Том. – Чем-то пахнет странно?
-Да… слишком зелено для чая и пахнет как-то странно… - я пытался распознать запах. Кэтти же, сделав несколько вдохов, начала специально глубже дышать…
- Бергамот! Вот откуда примеси запахов… ну что, пьем?
- Я бы для начала посмотрел, мне кажется это зелье… Вы точно заваривали чай, Поттер? – я взял чашку в руку… не чай…
- Да…  - кивнул мальчик…
- Но это мало похоже на чай… - задумчиво пробормотал я, покручивая чашку и глядя на слишком уж зеленую жидкость…
- Ой, ладно, чай это. И пахнет он чаем…  - Реддл-отец выпил глоток, его примеру последовали казалось бы все. Но я отставил чашку в сторону. Не похоже на чай, я всю жизнь варю зелья и это запах именно ингридиентов!
Еще через полчала Тонкс, поднимаясь, чтобы уйти домой, резко начала падать. Римус подхватил ее и рухнул обратно на диван уже с девушкой…
- Что-то я спать хочу…очень.. . – часы пробили десять вечера. Ну всякое бывает…
- А ты у нас ночуй… что-то я тоже устала…идем спать… - Кэтти, до того игравшая в шахматы с Сириусом, поднялась. Задела доску и свалила фигуры… - пошли… - две девушки казались одурманнеными… но когда они ушли, а я посмотрел на Гарри…
Взгляд расфокусирован, он явно то ли одурманен, то ли проваливался в сон…и не он один такой…
- Спааать… ух, отосплюсь… завтра все дела, отдыхать… - бормоча, наверх ушли все участники чаепития. Все же это был не чай, почему меня никто не слышал?
- Ничего не понимаю! – раздалось рядом со мной. Я вздрогнул.
- В чем дело, мисс Грейнджер?
- Какие-то они все странные ушли!
- А ты не пила этот чай? – может хоть кто-то здравомыслящий тут есть. Правда откуда взялось это зелье, я понятия не имел…
- Нет… я зеленый чай не пью…
- Отлично…думаю, что этот их сон только начало…
- Я тогда тоже пойду… спать… - Гермиона так же меня покинула. А я остался с непонятной жидкостью в чашке…
- Что же это такое? – я пытался понять, постепенно в каждой ноте узнавая ингридиент… к утру пришел к выводу, что это Зелье обмена снами…
А если так, будет весело утром. И я не ошибся…Когда я пил кофе, на кухню спустилась бледная зевающая Кэтти.
- Мне снился такой ужас…
- И мне тоже! – показался в дверях Гарри. Тонкс покраснела как помидор, заходя к нам…
Через минут пятнадцать стало ясно, что «ужас» снился всем… а по мне, так сны перепутались, вот и все дела. Слушать меня надо!
- Я постараюсь восстановить где чей сон и заколдую вас на него…Итак, начнем с Гарри… пошли в гостиную…  - я пользовался Омутом Дамблдора, смотря их сны… самое яркое во сне Гарри, то есть, того, кем он был во сне, было то, что он ударил пощечину Малфою-старшему и убежал…а еще через миг он уже выходил замуж…правда неясно за кого… и кто…
- Следующий! – сон, посетивший Сириуса, был таким – луг… к нему бегут две девочки и мальчик и он с ними играет, и ему хорошо, и его зовут дедушка и двое больших детей: «папа и дядя!!!»…и это Гарри и Кэтти. И Том еще ждет внуков (а стараться буду я)… Значит это сон Тома…
Тому снился его ПЕРВЫЙ полет на метле… Гарри…
А вот сны Римуса, Тонкс…вот где был «ужас»…Тонкс видела мародеров, их шалости - сон Блека. Но вот сны Кэтрин и Римуса.…
Кэтти возмущалась смотря сон вместе со мной вновь.

Ей снилось, что она гуляет в осеннем парке с Тонкс… безлюдно и грустно…они молчат. Вдруг он (а ей снилось что она мужчина) останавливатся. Тонкс тоже…
- Я не тот, кто тебе нужен… ты молодая и красивая, а я…старый, изгой, меня все сторонятся… - а может Тонкс снились сны Люпина, а это сны Сириуса? –
- Но я же уже сказала что мне это неважно…
- Ты правда решила, что я тебе подхожу? – шепчет незнакомый гость сна Кэтти – правда? – с надеждой…
- Да… - просто отвечает Нимфадора. И оказывается в кольце рук мужчины…
- Я боюсь повредить тебе и отвернуть тебя…боюсь подставить…но ты мне нужна, Тонкс…я тебя… - пора наверх! – я тебя люблю… - поцелуй и идиллия… кажется это… Люпин? Было бы не плохо сделать это явью, но я не Бог…
А Римус…там все было…кхм…
- Мне стыдно что я это видел и стыдно что мой сон кто-то видел. Сев, ты сохрани эту тайну!  И вот…
В этом сне он был… и молчал…и все думал о той, к кому вернется…
Началось все с признания…на берегу озера, в романтической обстановке… а потом торопливые свидания, потом свадьба и семья…с кем непонятно…
Была там довольно откровенная сцена. Мечта девушки о первой ночи… Она уже знает его имя, целует… все хорошо…а мне стало тепло. Я, как ни странно, рад был бы за него в такой ситуации…
Я заколдовал их на молчание…и забыть виденное…Кэтти думала что Тонкс снилась бы Блеку…вот их родство ей и не нравилось…Римус думал, что его сон снился  бы Кэтти… А сама она во сне Гарри вышла замуж надо думать за меня…
Им было стыдно, всем шестерым… что не слушали меня и пили непонятно откуда взявшийся «чай»… хотя…это и был чай с примесью зелья…наверно проданного вместо чего-то или забытого кем-то и использованного Гарри…
Им было стыдно что они теперь видели кто-то чей-то сон… а я, зная все сны – чей и о чем – хотел, чтобы сны о будущем сбылись…они давали надежду на счастливое будущее…

0


Вы здесь » Мир Фанфиков » Законченные фанфики по другим книгам » Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...