Мир Фанфиков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Фанфиков » Законченные фанфики по другим книгам » Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...


Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...

Сообщений 1 страница 10 из 36

1


http://s19.rimg.info/874f86241670ce5cf13f29b770f21d84.gif

Автор: НеАнгел
название: Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...
Жанр: думаю, фэнтези)
Пейринг: Снегг\Кэтрин, Гарри/Джинни, Гермиона\Рон, и остальные стандартно
Рейтинг: как бы ни хотелось иного... NC-17....
Cаммари: События можно повернуть вспять...Именно так думала Кэтрин Реддл, молодая валькирия, разбивая последний маховик времени. Девушка вернула время на много лет назад, история пошла другим путем... Мать Тома Реддла осталась жива и воспитывала сына сама, и когда он вырос - он не стал никому мстить. Темного Лорда в этой реальности не было. Но когда ему было уже 47 лет, у него была жена и дочь, он был заместителем министра магии, достигнув карьерных высот, случилось ужасное - Беллатриса Лестрейндж организовала собственный "орден", все повторилось - и пророчество, и охота на Поттеров. Только 5 годами позже и с Темной Леди. Розалина Реддл была убита вместе с четой Поттеров. А Том взял себе маленького сына последних - племянника его жены... Розалина была валькирией, и передала дар дочери Кэтрин... Той самой Кэтти Реддл, что и изменила реальность...
Спустя 7 лет девушка училась на 6 курсе Хогвартса, в Слизерине...Но...валькирии влюбляются только раз и выбор сделан за них...каков же будет выбор, сделанный для Кэтти Реддл? И удачен ли он? А кроме того - сможет ли она изменить заранее предрешенный финал жизни Гарри? Она хранит время, но хватит ли ей сил все изменить?
От автора: валькирии принцпиально новый вид волшебников (название не мое, а способности мои). Песня валькирии исцеляет раны и восстанавливает разрушения, они колдуют без палочки, их мысли нельзя увидеть никакому легилименту. Рождаются раз на поколение в стране (больше 1 не бывает никогда)... дар передают только при смерти... Валькирия всегда только женщина, мужчины ими быть не могут. Владеют особым даром  - возвращать назад время. И один раз за свою жизнь могут воскресить умершего поцелуем Валькирии...Но всего 1 раз...
п.с. посмотрела Дары Смерти и мне стало жалко Снегга) решила, что он тоже имеет право на относительное счастье...))) и кроме того, это мое видение того, как все должно было бы быть...
Дисклеймер: выгоды не преследую, исключительно ради удовольствия
Размещение - разрешение на размещение получено

0

2

Пролог.
Стоял теплый, сентябрьский день, Кэтрин нехотя шла на урок зелий – она с большим удовольствием погуляла бы, нежели видеть своего декана… Но выбора у нее не было. Ловец команды Слизерина и староста факультета не может прогулять урок собственного декана без видимой причины. А причины собственно нет…
- Добрый день, класс. Садитесь – занятия у 6 курса Слизерина Снегг вел отдельно, в более мягкой форме чем всегда. Девушка с густыми темно-каштановыми волосами села на свое место, достала учебник и демонстративно ушла в чтение. Это продолжалось уже  с начала учебного года и причину такого поведения профессор не понимал – Кэтти была лучшей ученицей по предмету, да вообще по всем… И тут…
- Приступаем. На прошлом уроке мы разобрали зелье, которое сегодня вы варите – класс принялся за работу. Кроме Кэтрин. Она сдала зелье еще на прошлом занятии и видимо решила на этом отдохнуть, - мисс Реддл, вы можете сварить что-то посложнее… ну там…сыворотку правды, рецепт я дам…
- Я охотнее сварю яд… попробуете потом на действенность? – не поднимая глаз от книги, ответила Реддл. В классе воцарилась тишина – она рискнула перечить Снеггу, которого все боялись. И все ждали, чем это кончится.
- Мисс Реддл, вы забываетесь. Я Ваш преподаватель и мне решать что Вы будете варить. А чтобы Вы это вспомнили – после уроков ко мне в кабинет. Будем выполнять исправительную работу…
- Ага, уже пришла. У меня тренировка по квиддичу, если я ее прогуляю – меня выгонят из команды. А если меня выгонят, то матч с Пуффендуем мы проиграем, поскольку запасной ловец ловит снитч так же, как табуретка мух. Приятная перспектива? – Кэтти встала, начиная собирать вещи – а мне как-то наскучило сидеть просто так. Будет новое зелье – приду… Всего хорошего, профессор! – Кэтрин собралась было уйти, уже подошла к двери, но…
- Колопортус! – почти лениво произнес Снегг, направив палочку на дверь – вернитесь на место и приступайте к работе. В шесть часов придете на отработку.
- Я не хочу тут сидеть вечером. Есть дела поинтереснее! – с легким вызовом бросила девушка. Она лгала… она дорого готова была заплатить за то, чтобы сидеть тут вечером. Но единственный способ – наказание… она его и добилась.
- Милая моя, я старше и статус у меня повыше. Слушайся! – улыбнулся уголками губ Снегг. Кэтти вздохнула, сев на прежнее место. Но демонстративно не делала весь урок ничего. Слова о статусе ее мало волновали. А вот о возрасте… Он ведь прав, он старше на 18 лет… Но ничего поделать с собой Кэтти не могла. Но неужели он ничего не замечает?
- Бесчувственное бревно! – вырвалось у девушки. Снегг прищурился.
- Это в мой адрес?
- Да… - Кэтти отвернулась, чтобы скрыть стекавшую по щеке слезинку…
- Завтра в 5 вечера второе наказание… - Кэтти была даже рада. Два вечера подряд провести здесь. Прогресс! – За оскорбление преподавателя – Снегг бродил между столами, наблюдая за процессом варки. А Кэтти все еще пыталась читать учебник, но строчки расплывались из-за слез на глазах…

0

3

Глава 1. Кэтрин. Наказание.
После последней пары началась скука.  Я обожаю Хогвартс за то, что именно здесь познакомились мои родители – мама была выпускницей, а папа заехал по делам. Но мне здесь иногда скучно… Хотя сейчас все изменилось для меня.  Валькирии влюбляются только раз, и мама влюбилась в отца. Обычно чувства валькирии взаимны – мы обязаны передавать свой дар, чаще всего это делается по наследству… Но не в моем случае. Прошлым летом у нас гостили мой крестный – Римус Люпин, и Северус Снегг. В последнего меня угораздило влюбиться. Но я не могла не знать о том, что он всю жизнь любил Лили Эванс – мою же тетю, как ни странно. Мама была старшей дочерью Эвансов, но им солгали что девочка умерла при родах, а маму сделали валькирией. Она только в 20 лет узнала правду о себе. Но это было давно…
На зельях я вела себя чересчур дерзко, но меня до сего дня прощал преподаватель. Я ловец Слизерина, староста факультета, отличница и гордость школы. Но даже терпение Снегга имеет предел. И оно лопнуло.
Тренировка прошла для меня привычно – ощущение  того, как теплый ветер ласкает твое лицо,  развивает волосы… И те секунды, когда в твоей руке оказывается маленький трепещущий снитч – незабываемы, но их нельзя выразить словами. Бесконечное счастье и восторг…
- Кэтрин Реддл, спустись с небес на землю! – я покорно приземлилась рядом с командой, сжимая метлу в руке. Интересно, который час? У меня уроки и кроме того в 6 идти на  отработку к… профессору Снейпу… Да, так проще его звать…
Часы пробили шесть, я попрощалась с Гарри, с которым обещала поболтать вечером, но получила наказание, посему встреча с кузеном была коротка – мы учились на разных факультетах. Я слизеринка, а он гриффиндорец.
- Добрый вечер, профессор, - начала я, прибыв на отработку наказания. Снейп поднял голову от свитка пергамента, который читал. На секунду прищурил глаза, на черной радужке которых отражалось пламя свечи. И его тонкие губы исказило некое подобие улыбки.
- Мисс Реддл почтила меня своим присутствием? Я уж думал, Вы решили, что наказание с Вас снято… Вы опоздали почти на пятнадцать минут, Катрин.
- Кэтрин, профессор.
- Что? – недоуменно спросил Снейп.
- Меня зовут Кэтрин, а не Катрин. Это разные имена. Приношу извинения, я задержалась с братом…
- Беседа с мистером Поттером не является уважительной причиной задержки, мисс Реддл, вы это знаете… - Снейп подошел ко мне совсем близко в процессе этой реплики. Пришлось сделать глубокий вдох, поскольку я почувствовала, как щеки заливает густая краска.
- И все же я имею право общаться с братом тогда, когда считаю это нужным, профессор.
- Это да, но все же… Следует учитывать обстоятельства. Но перейдем к наказанию. Вы проверите работы первокурсников. Если не заметите ошибку, а я, проверяя уже Ваши комментарии, замечу – минус очко Слизерину… И если таковых ошибок будет много – еще один вечер наказания. Держите – с этими словами Снейп протянул мне множество свитков и указал на одну из парт – Приступайте, мисс Реддл… - я взялась за работу, изредка украдкой поглядывая на него. И думая, что бы мне такого сделать, чтобы заслужить наказание побольше и чуть посерьезнее… Общение даже на таком уровне приносило мне некоторое облегчение...Но внезапно мне захотелось пить. На полке стоял графин с водой, я попросила разрешения, налила в стакан немного воды и сделала глоток. На вкус вода была самой обычной. Я проглотила…  И почти мгновенно провалилась в темноту.

POV/ Снейп.
- Профессор Снейп, можно попить? – раздался в тишине кабинета голос Кэтти. Я кивнул и указал на графин с водой:
- Да, можно. Стаканчики пластиковые, там рядом с графином…
Через несколько минут послышался безошибочный звук падения тела на бетон пола, я обернулся. И почувствовал ужас – поскольку Кэтрин явно находилась в бессознательном состоянии, Но что его вызвало? Схватив графин, я сделал всего лишь вдох… Пахло явно не водой… Какой-то яд? Времени размышлять не было, по телу девушки прошла легкая судорога –  признак того, что она сильно отравилась чем-то. Приняв меры, то есть осторожно вложив за щеку Кэтрин безоаровый камень, я перенес пострадавшую в кабинет, где опустил на диван. Раздался слабый стон.
- Что случилось?... –  следовало помочь ей сесть, и уже потом объяснить.
- Ты отравилась, видимо в воду случайно попал яд. Не волнуйся, я определю что именно там и выдам соответствующее противоядие, хотя и безоаровый камень помог.
- Я не могла отравиться разбавленным ядом! – Кэтрин попыталась вскочить на ноги, пришлось применить силу, чтобы удержать ее в положении сидя.
- Валькирии в плане крови обычные люди, так что… Я ведь не стал бы ставить яд на полку под видом воды, верно? – Кэтрин кивнула – А кроме меня кто в Хогвартсе работает с ядами?
- Студенты старших курсов… - улыбнулась Кэтти. В этой улыбке промелькнуло что-то слабо знакомое. На секунду мне показалось, что ее волосы отливают рыжиной… Невозможно! Но… какое все же сходство… Нужно отвлечься!
- Посиди спокойно, я найду противоядие. И отведу тебя к мадам Помфри, на всякий случай… И раз уж ты пострадала, сниму наказание… Еще хорошо, что я тебя одну не оставил, а ведь собирался уходить…
- Как? – я непонимающе обернулся на этот почти вскрик. Кэтрин заметно побледнела. Неужели ей все же стало хуже?
- Мне иногда тоже нужно побеседовать с другими профессорами. Как ты себя чуствуешь?
- Уже лучше… Но голова кружится… Поможете встать? – я протянул девушке руку, осторожно придержал, пока она вставала… и…
- Северус, нехорошо не сдерживать обещание, мне пришлось отложить де… - Дамблдор осекся на полуслове. А что он должен был думать при виде того, как я почти обнимаю студентку, взяв ее за руку? Притом даже не в классе, а в личном кабинете… - что тут происходит?
- Я отравилась, профессор оказывал мне помощь… - отстранившись от меня, пробормотала Реддл.
- Я вынужден буду сообщить Вашему отцу, мисс Реддл… - мда… Томас Реддл меня слушать не будет. Упечет в Азкабан за приставания к его дочери. Милая перспектива…
- Я думаю не стоит, профессор Дамблдор, по таким пустякам тревожить отца. Все ведь обошлось, верно? – я невольно улыбнулся, взглянув на Кэтрин. Все же сходство есть. Неуловимое, но в чем-то есть…Сходство с Лили Эванс...
- Ладно, хорошо. Под ответственность мисс Реддл. – Альбус увел девушку в больничное крыло. А я подошел к окну, глядя на опушку Запретного Леса. А если бы не зашел Дамблдор, могло бы произойти что-то запретное? Нет, не могло. Кэтрин очень ответственная девушка, а я прекрасно осознаю разницу между нами. Она прежде всего студентка, а я преподаватель. И для того, чтобы что-то такое случилось, надо, чтобы она как минимум мне нравилась. А этого точно нет… Сомнении быть не может, так как я люблю другую женщину. Вопрос – люблю ли? – не возникал…

0

4

Глава 2.
Часть 1. Песня валькирии. (От лица Снейпа)
С момента, когда Кэтти отравилась, прошло 2 недели. Завтра должна была быть игра Слизерина с Пуффендуем, я просил ее перенести – Кэтрин не слишком хорошо себя чувствовала после больничного крыла, где провела целые сутки. Но матч не отменили и другой день не назначили…
Последней парой в пятницу у меня был третий курс. Гриффиндор и Слизерин. Значит опять на моем уроке будет сын Лили…и Джеймса. При мысли о Гарри я непроизвольно поморщился – вылитый отец, а я отчасти из-за этого его терпеть не могу…
- Вот завтра будет круто! Кэтти уже оправилась, представляешь, как она схватит снитч на своей новенькой «Молнии»? – на весь класс разглагольствовал Рон Уизли, когда прозвенел звонок. Он обращался к Гермионе, размахивая руками и что-то доказывая…А на лице Грейнджер читалась скука – она не особо любила квиддич… Вкусы бывают разные, я например тоже его не люблю…Поттер дописывал конспект. И я решил прийти на помощь тем, кто особо не интересуется завтрашней игрой.
- Мистер Уизли, звонок прозвенел. Поттер, сдавайте работу в той стадии, в какой она готова – на что наработали, то и получите… Сегодня мы проходим обжигающее зелье, оно вызывает сильные ожоги. Следующим зельем будет лекарство от ожогов. План на доске, страница учебника номер двадцать. Приступаем!
Застучали ножи, забурлила вода… я медленно прохаживался по классу, проверяя зелья в котлах. Минут через 10 стало понятно, что сварить его нормально никому не удастся, хотя мы его подробно разбирали два урока… придется провести дополнительный урок по теме. Если меня не выручит Грейнджер и не сварит хотя бы нечто похожее… Подробнейший план, буквально по малейшему движению…и даже это они не могут на третьем курсе… может проводить уроки попроще? Но эта мысль при взгляде на котел Долгопупса вылетела из головы… Зелье ядовито-желтого цвета начинало подниматься, готовясь выплеснуться…напоминало оно по свойствам больше кислоту...
- Экску… - договорить я не успел – зелье выплеснулось, заливая парту, брызги разлетелись во все стороны…послышался визг, крики, паника…а парта таяла на глазах. Он что сварил такое???
- Отведите его кто-нибудь в больничное крыло…встаем, собираемся и свободны…закончим в другой раз… свободны… - надо выставить эту двадцатку за дверь, разобраться с Долгопупсом и восстановить ущерб  - половина парт стояли с дырами, одна вкупе с котлом растаяла… а на него это зелье вполне могло попасть…
- Тише, тише, выходим…все хорошо, без паники… - послышался звонкий молодой голос. Я поднял глаза на дверь – Реддл вывела Невилла и вернулась в класс… - профессор, я все исправлю, не ругайте его… у него сильный шок…я могу спеть? Это никому не мешает? – она оглядела оставшихся. А остались пятеро – я, троица Поттера и его друзей и Драко Малфой. Чего надо было последнему – я понятия не имел. Но это неважно…
- Нет, не мешает…давай… - за всех ответила Грейнджер. Ай умница! Никого не спрося она все решила… я усмехнулся про себя, думая, что в такой обстановке песня прозвучит как-то глупо.
Раздались чарующие звуки песни без слов…нечто вроде песни феникса, только еще красивее и очаровательнее…и это пела Кэтрин…только теперь до меня дошло, что это песня валькирии. Парты зарастали опять же на глазах, котел на парте Невилла снова появился, дыры в стене, куда попала смесь Долгопупса, закрылись… и я не сомневался, что он сам пришел в себя. В душе поднималось необъяснимое счастье и покой, складывалось ощущение полета…
Внезапно песня оборвалась и я вернулся с небес на землю, слегка смутившись. Но никто моего улета в мир воображения не заметил. Со всеми ведь происходило то же самое.
- Гарри, Рон…идите… все уладилось, я скоро к вам присоединюсь. Драко, к тебе приехал отец, он в общей гостиной. Иди! – четверка покорно скрылась за дверью. Кэтрин обернулась ко мне.
- Я знаю кто меня отравил и подмешал лишний порошок Невиллу. Это Кристиан Смарт, шестой курс Гриффиндора. Мы с ним крепко повздорили и он так мне мстит. Он сам признался… А Невиллу у него случайно получилось подкинуть, он хотел Гарри. Так что Невилл тут ни при чем. С Кристианом говорит папа, все в порядке… всего хорошего! – она улыбнулась. Я вдруг заметил как она выросла… из первокурсницы, робко поднимавшей руку на парах, она превратилась во взрослую красивую девушку. Так быстро или это было постепенно? Странно, я не замечал перемен…
- Спасибо, Кэтрин. До свидания! И удачи завтра на игре…
- Вот завтра и пожелаете. До свидания, профессор – легкая улыбка мелькнула на ее губах и она ушла. А я стер с доски план и отправился к Помфри – узнать как себя чувствует Долгопупс. Если он не виноват  - так и быть, прощу…Реддл бы врать не стала…

0

5

Часть 2. «Отработка до конца семестра». От лица Кэтти.
- Счет Тридцать-ноль, в пользу Пуффендуя… Реддл сегодня явно не в форме, Слизерин впервые за вот уже четыре года может проиграть в матче не Гриффиндору… - доносилось до меня. Я стиснула зубы, сильнее сжав рукоятку метлы – я все равно выиграю, я поймаю снитч раньше Диггори, чего бы это мне ни стоило. Кружилась голова – дозу яда Смарт сыпанул ударную, Римус вообще собирается отправить меня в клинику святого Мунго, так как я все еще не могу отойти от отравления. И я сказала крестному, что если мы проиграем – я поеду в клинику. Я туда не хочу и поэтому должна выиграть…
Снитч летал над трибунами, низко. И дразнил нас с Седриком, приподнимаясь и вновь опускаясь к самым головам сидящих на скамьях зрителей. Наконец мои нервы не выдержали на счете пятьдесят-десять…Седрик даже не сразу понял, что я увидела снитч, так резко «Молния» рванула к мячику. А девочки на верхней трибуне в ужасе завопили… Зря боятся, я не врежусь. Джеймс, отец Гарри, всегда говорил, что я прирожденный ловец. Вот и докажу…
Через несколько секунд правая рука взметнулась вверх, левая уверенно направила рукоятку метлы в центр поля, вниз. И едва встав на ноги, я устало и победно крикнула заветное «Снитч». Мяч трепетался, я отдала его мадам Трюк и присела на траву. От высоты и резких пике голова кружилась еще сильнее. Но мне с каждым днем все лучше, я даже спокойно и без тошноты ем сладкое последние два дня. И Люпин меня никуда не пошлет, мы договаривались…
- Пятьдесят – сто шестьдесят. Умничка, спасла команду! – меня обняла капитан, весело улыбаясь. Я выдавила из себя улыбку:
- Он низко летал, я поймала бы раньше. Вы что-то пропускали их голы…
- Бладжеры. У них охотники злобные какие-то. Меня чуть с метлы раза три не сшибли. Ты как?  - голос семикурсницы Памелы, нашей нападающей и капитана, стал заботливым. Значит я плохо выгляжу. Нехорошо это, Римус уже идет…вместе с Гарри.
- В норме, - я встала с земли – голова кружилась немного. Но прошла…ты иди, поздравь ребят. А я с братом обнимусь… - Памела кивнула и ушла.
- Кэтрин, мои поздравления! Ты совсем как Джеймс, над трибунами пролетела низко и никого не зацепила. Гарри, учись у сестры, твой папа играл так же, - Римус пожал мне руку, в то время как Гарри обнимал, пытаясь, наверно, задушить. И это после всего, что я для него делаю? Неблагодарный!
- Кэт, ты супер! Я в восторге! – я улыбнулась. Гарри тоже прирожденный ловец, хвалит скупо, но приятно.
- Спасибо, брат. Пошли в школу? Я что-то подустала.
- А как насчет клиники… - я перебила Римуса, зная, что он скажет.
- Мы договорились уже! Я победила и в Мунго не поеду! Это мое последнее слово. Рим, слушай, а сегодня часом не полнолуние?
- Часом оно завтра, а что? – прищурился крестный, оглядевшись кругом – зелье мне Снейп уже варит, никого я не трону…
- Да нет, просто я хотела у тебя поспать, выспаться. Меня Лаванда с Амели уже достали, они до часу ночи обсуждали что-то там про своих парней. Я уже хотела сказать «Онемей»… но побоялась скандала.
- В следующий раз скажи, оправдаем, - улыбнулся Гарри. – Но Римус же может переночевать в хижине, правда? Одну ночь… - Гарри состроил Люпину жалобные глазки. Крестный покачал головой:
- Нет, в Хижину я не пойду. Лягу на раскладушке. Но! Ты приходишь когда девочки лягут, утром я тебя разбужу. И если нас застанут – сама оправдываешься, ясно?
- Римус, кто застанет? – возвела я глаза к потолку холла, в который мы уже зашли. Студенты обсуждали игру и того, что я зову преподавателя Защиты по имени, никто не замечал. – Профессор Дамблдор все знает, папа тоже. Ты мой крестный в конце концов!
- Ладно, идет! Но девочек предупреди, если они в курсе того, кем я тебе прихожусь. А то мало ли…
- Дормитории 6 курса никто не проверяет. Но я скажу, ладно уж. Буду после ужина! – я ушла переодеваться и делать уроки. А вечером пришла к Люпину. Где мы до полуночи вспоминали маму и их друзей, шутили друг над другом. И в целом весьма весело провели несколько часов. Но в 12 Римус отправил меня спать, я залезла под одеяло и сняла джинсы, навесив их на спинку кровати. Римус вздохнул, устроившись на стареньком диванчике в соседней половинке комнаты, за маленькой ширмочкой.
- Что ты со мной делаешь, Реддл? Кровать отобрала, одеялку тоже. Вот зачем я только согласился тебя крестить?
- Наверно потому, что я хорошая. Ладно, давай спать… - я укуталась в одеяло и уснула. Спала спокойно, сны не снились. А потом почувствовала, что кто-то теребит меня за плечо.
- Римус, отстань, сегодня воскресенье! – я повернулась на другой бок, не открывая глаза и снова задремала.
- Реддл, подъем! – раздался сердитый и злой голос Снейпа. Я подскочила, кутаясь в одеяло. Так и есть – мой декан стоял у кровати с огромной яростью на лице. Надеюсь Римус не ушел, иначе Снейп меня прибьет…
- Профессор, это не то, что вы думаете, я просто… - Снегг бросил мне джинсы и отвернулся.
- Одевайтесь! И живее! Потом объясните что тут было и почему вы не в дормитории и в таком виде!
Я надела джинсы, нащупала в кармане палочку и встала.
- Профессор Люпин разрешил мне сегодня, то есть вчера, поспать здесь, потому что…
- А на профессора я напишу докладную за… приставания к несовершеннолетним! А насчет вас… я немедленно сообщу вашему отцу об этом ужасном факте! Его за это, Люпина то есть, ждет Азкабан, подумайте, что ваш отец с ним сделает. И где ваши мозги? Вам всего 16 лет!!!
- А папа знает и одобряет! – я все еще пыталась что-то объяснить, отступая к двери.
- Колопортус! – понятно, не выпустит. Будем отвлекать и ждать спасения в лице Римуса. – Вы хоть знаете кто он? Как может ваш отец такое одобрять?!
- Ревность плохое чувство. И я прекрасно знаю кто такой Римус! Я с ним живу летом в одном доме!
-Ах, вы с ним еще и живете?! – Снегг прижал меня к стене – оказывается все далеко зашло! И никакой ревности нет, вы студентка моего факультета и я отвечаю за вас!
- Ой-ой! Можно подумать у вас никогда никого не заставали! – бросила я. Снегг стиснул зубы.
- Студентов и в школе – нет! – я начинала злиться, со стола Римуса слетали предметы. Мда…Еще разобью что-нибудь… Я вырвалась и отбежала к окну, доставая палочку. Римус, куда ты делся-то???
- Ага, значит вне школы все же заставали, да?! – Снегг сделал шаг в моем направлении, наверно, собирался за руку вести к Дамблдору и возмущаться там. Я отошла в сторону…
- А вне школы – не ваше дело! Но вы меня шокировали! Я был о вас лучшего мнения… - мы обошли стол, теперь я была ближе к двери, Снегг ближе к окну. Можно убежать, но он же Римуса прибьет в таком случае. Специально дождется…
- А я о вас была лучшего мнения до тех пор, пока впервые не увидела! То есть когда у меня никакого мнения  о вас не было! – нарываюсь, сама не зная зачем. Нет бы объяснить…
- Кэтти, ты уже проснулась? – спаситель в лице Римуса зашел в кабинет и остановился у порога.
- Пришел развратник? – зашипел Снейп, направив палочку на Люпина – Петрификус Тоталус! – я повторила то же самое действие в адрес своего декана. И оказалась между двумя связанными преподавателями, злобно смотревшими на меня. Не выдержав, я рассмеялась, развязав с помощью магии Люпина.
- Римус, объясни пожалуйста профессору Снейпу что я тут делаю! – я села на кровать, пытаясь успокоиться.
Римус пояснил, что я его крестница и ночевала тут вполне законно. И развязал профессора зелий. Тот сел, со злостью глядя на меня.
- Можно было сразу сказать!
- А вы не слушали! А я пыталась дважды объяснить!
- Но связывать меня мои студенты еще никогда не пробовали. Вы меня просто удивляете, мисс Реддл. Отработка до конца семестра, включая выходные. И никаких «но»!!!
- Хорошо… - покорно кивнула я.
- И до дормиторий я провожаю вас лично, а утром встречаю. Без вот таких ночевок обойдетесь!
- Ладно… - Римус вышел в коридор, сказав, что его ждет профессор Флитвик. Снегг положил руку на ручку двери.
- И никому не слова о тут произошедшем! Ясно?
- Да… - я застегнула мантию и подошла к нему – во сколько приходить вечером?
- Я зайду за вами сам! До скорой встречи! Извинились бы хоть… - вышел он в коридор. Я тихо пробормотала вслед:
- Я не хотела, прости… - Снегг обернулся, и я поспешно добавила – те…
- Прощу, когда успокоюсь… - Снегг ушел, оставив меня с чувством смущения и радости. Теперь до конца семестра я буду видеть его каждый вечер! Он даже не знает, какой счастливой меня делает эта отработка…

0

6

Глава 3. Снегг. Ее патронус –лань.
К утру зелье Люпина было готово, следовало отдать его нашему вервольфу, что я и собирался сделать. У Римуса было открыто, я был уверен, что он уже проснулся, и зашел к нему. А там… В девушке с густой копной каштановых волос я с возмущением узнал Реддл. Спит себе у постороннего мужчины в кровати и не краснеет. Внезапно вспыхнула злость, но скорее на Люпина – она еще почти девочка, ее легко соблазнить… А вот он, стареющий оборотень, о чем думает вообще? Да и она все же хороша!
Я слегка потряс ее за плечо.
- Римус, отстань, сегодня воскресенье… - ну точно. Если уж она его по имени зовет…
- Реддл, подъем! – девушка подскочила, села, укутавшись в одеяло. «Его так не стесняется» - мелькнула мысль, но я мгновенно отогнал ее прочь.
Следующие полчаса Реддл, попытавшись мне что-то объяснить, словно дразнила меня. И это злило все сильнее… Особенно ее слова о том, что я ее ревную. Было бы к кому… и кого, конечно. Наконец явился сам Люпин, я, движимый праведным гневом – нечего растлевать малолетних студенток  - наслал на него Петрификус Тоталус, намереваясь позвать сюда директора школы. И… получил то же самое заклинание от Реддл. Да кем она себя мнит в конце концов?! После объяснений Римуса, снявшего заклятье, я успокоился лишь отчасти – ладно, предположим он ее крестный и все тут законно.Но связывать собственного декана – это уже чересчур. Да и злить перед этим…
Назначив девушке наказание до конца семестра, я удалился в Большой зал – подошло время завтрака. Римус слегка улыбнулся, сев на свое место. Но промолчал, следовательно сию историю можно считать замятой.
- Какие планы на день, Минерва? – задала вопрос профессор Стебль. Я бросил взгляд на МакГонагалл – интересно, что она там себе задумала. Хотя может и не говорить – не обязаны мы…
- Хочу поговорить с Кэтти Реддл, о времени. Ну для Грейнджер, на Кэтрин такие скачки маховика могут сказаться. И пара дополнительных занятий с моими гриффиндорцами, а потом… пока не думала. Пожалуй, составлю Вам компанию для визита во «Флориш и Блоттс» - ясно. В Лондон собрались. Надо только предупредить, что Реддл вечером будет отрабатывать наказание.
- В таком случае, Минерва, начните с мисс Реддл. Она наказана вечером.
- Наказана? – округлил глаза Флитвик. – Это кем же? И за что?! Кэтти такая примерная девочка, ну по крайней мере у меня на занятиях…
- И у меня! – подал голос Хагрид. – Кэт спокойная, и это… не грубая… Прям и не слизеринка как будто. Вы уж не это…не обижайтесь, Северус…
- Мисс Реддл наказана мной, за неуважительное отношение к преподавателю. – Римус улыбнулся, едва заметно, но снова промолчал. Нет, из этой четверки он всегда был самым нормальным. Кроме одного – он оборотень…
- Это Кэтти неуважительно относится? – Флитвик чуть не упал со стула – вот уж не поверю никогда!
- И что же, она на всех уроках такая примерная?  - мне в это слабо верилось. Но вскоре все учителя подтвердили это. Получается Кэтрин такая только у меня… здорово! Интересно чем я ее так раздражаю?
- Я просто не понимаю, что она такого могла сделать, что Вы ее наказали, Северус… - закончила МакГонагалл – на сколько хоть?
- До конца семестра. И поверьте, мисс Реддл это заслужила. Но в любом случае мне пора идти, - я покинул зал, завтрак уже кончался. Но до меня еще донеслось, когда я только отошел от стола:
- Снегг всегда был весьма суров со студентами, но чтобы слизеринцев… он превзошел себя… - шептал Флитвик. Ну конечно, я садист. Или просто чрезмерно строг, поскольку занимаю нежелаемую должность и злость срываю на особо бездарных студентах. Да и последние три года ежедневно вижу эту копию Джеймса, и еще и охраняю. С ума сойти можно!
- Я думаю наказание заслужено и справедливо – наконец подал голос Люпин, выходя из-за стола – не стоит осуждать Северуса, не зная, что она сделала… - вот это правильно. Но конец разговора я не слышал, поскольку отправился патрулировать коридоры. После обеда известил Реддл о времени наказания, определившись наконец с его выражением. И вот в восемь вечера я занимался приготовлением сыворотки правды для Министерства. От котла шел жар и я закатал рукава мантии и рубашки, открыв рисунок на левом запястье – все равно никто не видит. О наказании Реддл я и сам подзабыл. И услышав ее шаги по полу класса, едва успел опустить левый рукав мантии. Опускал правый, когда зашла Реддл.
- Мисс Реддл, прелестно! Безумно рад, что Вы вовремя. Итак, я сейчас закончу, дождитесь и пойдем.
- Куда пойдем? – взметнула брови Кэтрин. Много вопросов, милочка!
- Мне нужно кое-что отнести в Запретный Лес, и еще Хагриду. Поможете мне это сделать…
- Вы специально меня ждали, чтобы нагрузить какой-нибудь тяжестью? Садист!
- Еще один вечер наказания. И буду прибавлять вечер за каждое грубое слово в мой адрес… Вы уже пошли на второй семестр, мисс Реддл. – заканчивая варку, заметил я.
- А Вы тем не менее садист. Бесчувственное бревно, которое ничего дальше собственного носа не видит. Итак, три оскобления. Три вечера, я правильно подсчитала? Или считать пословно?
- Вы снова меня злите? Не советую… - я пытался держать себя в руках, хотя так и подмывало сказать ей какую-нибудь гадость. Странно, очень странно. Обычно без причины у меня такого чувства нет, а тут на тебе…
- Я вся дрожу, профессор. Мы можем идти или мне тут всю ночь торчать? – нет, она определенно нарывается. Но зачем?
- Пошли… - подав ей флаконы с зельями для кентавров и тому подобных создании, я вместе с ней отправился в Лес – негоже 16-летнюю девочку туда пускать одну и в полнолуние. А то кто Римуса знает… Вдруг не выпил лекарство.
Уже почти на опушке я почувствовал холод. Реддл тихо пискнула и остановилась. Боится… Возникал страх, леденящий душу. Это ни с чем не спутаешь…меня могло ждать такое будущее, если бы не Дамблдор – он меня спас от Азкабана… Но что дементорам надо в Хогвартсе?
- Давайте зайдем к Хагриду…я боюсь… - в мое плечо вцепилась рука Кэтрин. Пальцы девушки действительно дрожали, это чувствовалось даже сквозь две ткани.
- Не бойтесь. Они Вас не тронут. Скорее всего просто летят куда-то мимо школы…
- Нет… - покачала головой Реддл – оглянитесь… - я послушался. Темная фигура летела прямо на нас…откидывая капюшон…
- Экспекто Патронум! – я не слышал, как к моему голосу примешался еще один…Дементор отлетел, но его отогнали две лани. А у меня лишь один патронус…
Реддл убрала палочку. Откинула волосы со лба и направилась со своей ношей к лесу. Я поспешил следом:
- Это твой патронус изначально или он стал таким?
- Патронусы не меняются. Я вызываю его уже два года и он всегда был ланью… у Вас тоже… странно… - у меня как раз нормально, у Лили был такой же. А вот у Кэтрин…
- Кто тебя научил вызывать патронуса? – в 16 лет и такой яркий. Она очень способная волшебница…
- Римус. Он многому меня научил, мне его искренне жаль. Оборотень – это ужасно. Он очень одинок, зря Вы с ним так сегодня…
- Это твоя вина, ты меня злила…
- Римус никогда никого не обижал, если не надо. Папа даже разрешил ему жить у нас… И у него никого кроме меня и Гарри нет. Даже друга  - и того нет.
- У него были друзья. А у меня их никогда не было. Римус не рассказывал, как они дразнили меня в школе? Думаю нет…
- Зато у Вас была любимая. А Римус не может позволить себе любить… у него никого не может быть… Но мне в какой-то степени жаль и Вас. В сущности Вы не злой, но срываете свои обиду и боль на окружающих. А они считают это злобой.
- А ты значит не считаешь, что я злой? – я усмехнулся. Но возникало чувство, что она смотрит в душу…
- Не считаю… У Вас не было друзей, Вы безответно любили много лет, с Вами ведь скорее всего плохо обращались в семье. Вы работаете там, где не хотите, вы защищаете мальчика, которого не хотите защищать… Человек, который мог бы быть Вашим другом – издевался над Вами. Я о Джеймсе Поттере.
- Поттер никогда бы не мог быть моим другом, ясно? – внезапная вспыщка гнева заставила меня сжать руку девушки. Наверно очень сильно… Потому что вскрикнув, Кэтрин вырвала руку. Лицо ее вспыхнуло хорошо различимой при свете Луны злостью.
- Зато Лили считала Вас другом! Пока Вы не оскорбили ее. Она была из семьи маглов, да! Но моя мама тоже. Что, я теперь полукровка? Осквернение рода Салазара Слизерина? Мама отдала за меня свою жизнь, она спасла нас с Гарри! Не чистота крови играет роль, а душа! Малфои ведь чистокровны. И какие они? Хорошие?
- Знаешь, ты очень умна для своего возраста. Но зачем тебе лезть к другим людям в душу? У тебя все есть, чего не хватает? Ты в конце концов валькирия, ты можешь такое, что нам и во сне не снилось! Зачем тебе нарываться на отработки, тратить свое время. Трать его с пользой для себя! – сдерживаемая злость на нее прорвалась наружу. Почему для своего развлечения она выбрала меня? Со всеми шелковая, а я тоже не мальчик для насмешек…
- А Вы знаете что значит быть валькирией? Вы знаете какой это груз? Знать события наперед, слушать во всем Совет Десяти – это мировое сообщество таких как я. Для меня хуже каторги, когда кто-то поворачивает маховик времени. Меня коробит просто, а я улыбаюсь. Я сову не могу завести – она не выдержит моей ауры, Гарри Буклю от меня прячет. А мой максимум – это кошка! А самое противное и страшное – мы даже любить не имеем права. Нам выбирают спутника жизни. И изменить мы не вправе. И я даже не знаю, умеем ли мы любить по-настоящему. Вот что такое валькирия. Вы себе хотели бы такой жизни?! Я Грейнджер уже ненавижу! Она три раза в день возвращает время назад, у меня головокружение не проходит. Весело? – Кэтрин аккуратно поставила флаконы на землю – Вы бы лучше подумали почему я срываюсь именно на Вас… Хотя конечно вряд ли Вам это важно… Аривидерчи! – через несколько мгновений фигурка в темной мантии стучала в дверь хижины Хагрида. Отнеся зелья в лес, на заранее оговоренное с лесничи место, я отнес Хагриду последний флакон – с зельем против царапин.
- Ну тише, Кэтти, тише… сейчас придет кто-нибудь, отведет тебя в замок… тише… - я остановился у двери, оставшись незамеченным. Хагрид успокаивал Реддл.
- Хагрид, я так устала… я даже не знаю, люблю ли его… они же сами за нас выбирают, мы чувствуем то, что навязывает Совет…а мне так хочется верить что я тоже могу по-настоящему любить… но я не могу его не видеть, просто не могу… у меня даже патронус изменился… ты же помнишь мой Патронус? – Хагрид прижал девочку к себе, качая огромной головой. Он сидел ко мне практически спиной, Клыка не было, а Реддл вообще уткнувшись Хагриду в плечо, ничего не видела…
- Помню, конечно… Лебедь такой… эээ… с крыльями все время еще… ну… развернутыми… а чего, он теперь поменялся?
- Да, Хагрид. Он стал ланью… ланью… я только сегодня заметила…  - а мне врала. Интересно чего ради? И  о ком она вообще говорит?
«Северус, не тупи… с кем она Патронус вызвала? На кого сейчас орала? Вот и подумай…» - заговорил противненький внутренний голос. Хагрид повернул было голову к двери но тут же отвернулся, поскольку Реддл начала подниматься. Я предпочел выйти, сомневаясь, что она хочет меня сейчас видеть.
- Ты это… ложись тут… я все равно к Арагогу пойду…
- Ага, и Снегг меня убьет совсем. Он меня за ночевку у Римуса наказал. Хагрид, проводи меня в дормиторию, пожалуйста… я одна боюсь, там дементоры и ночь уже…
- Так не ночь, десять часов всего… но идем, идем, девонька… не плачь… тебе это не идет…
- Спасибо, Хагрид… но я пойду… Профессор Снегг обещал меня лично провожать до спальни. Надеюсь еще не ушел далеко… - Реддл вышла из хижины, отошла на несколько метров…и окликнула меня.
- Я тут, не надо так орать… - подойдя ближе, спокойно ответил я. – Ну и куда мы убежали с отработки?
- Хагрида навестила. Я в Запретный Лес не хожу, мне папа запретил – как ни в чем не бывало ответила девушка – я хочу спать и хочу в замок. Отводите обратно!
- Пошли… - на сей раз мы шли налегке и быстрее… проводив Реддл до гостиной, я вернулся к себе. Где меня ждал Томас Реддл собственной персоной.
- Ну и куда мы по ночам таскаем мою дочь? – начал он вместо приветствия. Судя по его лицу, моей самой радужной перспективой был Азкабан…

0

7

Глава 4. Хеллоуин.
Часть 1. От лица Снегга.
- Ну и куда мы по ночам таскаем мою дочь? – начал Реддл вместо приветствия, встав с кресла. – На молоденьких потянуло, Северус? Так я мигом тягу-то убавлю… В Азкабан захотел? – я вздохнул – этого человека еще никто  и никогда не переспорил. Глупо думать что мне удастся. Прощай Хогвартс! Здравствуйте дементоры… Вот куда я, идиот, потащил Реддл? Сам не мог отнести?
- Мисс Реддл была на отработке, помогала мне отнести лекарства для кентавров в Запретный Лес. Ничего более и в мыслях у меня не было… - я прошел в комнату, закрыв за собой дверь. Реддл зло и недоверчиво смотрел на меня, в его глазах явно читалась неприязнь. Рассказать правду? А поверит ли? Кэтрин ведь очень спокойная, если верить остальным учителям…
- Моя дочь не должна выходить ночью за пределы школы! Я не для того 5 лет выделял лучшую по моим возможностям охрану Хогвартсу, чтобы вы ночью таскали мою девочку в Лес!!! Чего ты от нее хотел? Ей всего 16, она даже несовершеннолетняя! Я из тебя, козел ты старый, всю душу своими руками за нее вытрясу!!! Да ты, Пожиратель Смерти ты несчастный, в Азкабане сидеть должен! Вот я тебя туда и упеку, понял, кольчатое ты животное?
- Я попрошу меня не оскорблять… - я сжал спинку стула, сдерживая ответное оскорбление. Реддл никогда не отличался умеренностью на язык, надо удержаться самому, иначе точно упрячет за решетку…
- Тебя оскорблять?! – резко дернув мой левый рукав вверх, прошипел отец Кэтрин – ты и не такие слова в свой адрес заслужил! Это Дамблдор тебя спас… А я не думаю, что заслуженно…
- Не Вам меня судить! – опуская рукав мантии, я стиснул зубы, мысленно моля себя не дерзить.
- Да что ты себе позволяешь?! – в руке заместителя министра появилась палочка. Нарвался я все же…
- Папа! – от двери метнулась черная тень, повисла на шее у Реддла. В ней я при свете свечи различил Кэтрин. Реддл откашлялся, убрав палочку. И осторожно поставил девушку на ноги.- Папочка, ты почему не сказал, что приедешь? Я же соскучилась!!! А ты можешь меня в субботу забрать в Лондон? Мне срочно нужна новая мантия, мне Амели на мантию пролила белые чернила, заколдовала их там чем-то, я отчистить не могу… и еще надо зайти в товары для животных, Пушистику что-нибудь куплю… Можешь?
- Ну хорошо, хорошо… Кэтти, скажи, ты сейчас откуда? – я молчал, понимая, что мне сейчас лучше не лезть. Кэтрин явно заговаривает отца, защищая меня… И я не знал, как к этому относится – кроме разве что Лили меня никто никогда вот так не спасал, я свои проблемы всегда решал сам. Ну за исключением… Неважно, я не такой. Я просто делал это ради Лили и продолжаю ради ее сына…
- Из дормитории. Я с отработки пришла, а Мери говорит, ты приехал. И сказал, что ты тут. Ну я сумку отнесла в спальню и прибежала… А что?
- А чем ты занималась на отработке? – прищурился Реддл-старший. Кэтрин бросила на меня мимолетный взгляд.
- Я относила зелья в лес. Профессор меня сопровождал.
- И это все?
- Нет… - я замер. Интересно, она расскажет ему о нашей ссоре? – профессор защитил меня от дементора. Кстати, что они тут делают?
- Ничего…охраняли школу. Так, на всякий случай. Но я приму меры по защите учеников от них, спасибо за информацию. А за что ты наказана?
- Я…вела себя слегка неподобающе. Пап, Римус тебе не писал о моем здоровье ничего? – я был ей очень благодарен за молчание, но в душе шевелилась догадка о причинах такого поведения… Однако верить не хотелось, это невозможно. Никто не стал бы делать для нее такой выбор…
- Нет, он писал! И я очень сердит на тебя – почему ты отказалась от клиники Святого Мунго?
- Потому что это мне не поможет! Пока Грейнджер будет устраивать мне эти тройные повторы, я не буду себя чувствовать лучше, где бы я ни была. И ты это знаешь прекрасно!
- Точно с тобой все хорошо? – Реддл-отец все еще не сводил пристального взгляда с девушки. Та медленно кивнула.
- Со мной все хорошо. Немного кружится голова, но она и не пройдет. Никто меня не обижал и ко мне не лез. Кроме дементора. А теперь давай уйдем отсюда и поговорим перед твоим уходом. И не будем ссориться с профессором Снеггом, я наказана за дело. Идем… - у меня возникло ощущение того, что она его гипнотизирует. Реддл покорно вышел следом за ней.
Через десять минут в дверь постучали. Я крикнул «Войди!», зная, кто это. Кэтрин не переступила порог, лишь серьезно посмотрела на меня, в карих глазах отражался огонек свечи.
- Не думайте, что я сделала это ради Вас. Я делаю это прежде всего ради самой себя. Я обещаю, что правды об этом вечере мой отец не узнает. Но больше я не буду ему лгать. Задумайтесь почему… И спокойной ночи! – дверь закрылась, отрезав меня от Реддл. За дверью послышались торопливые шаги… а мысль, возникшая где-то в глубине сознания, наконец нашла свое выражение. Она влюбилась в меня… но поверить в это я все еще не мог, и понять свое отношение к девушке тоже. Нет, это невозможно…Она не может любить меня, она слишком светлая для любви к Пожирателю смерти…
Две недели до Хэллоуина я внимательно следил за ней при каждой встрече, на каждой отработке. Но либо у нее великолепный самоконтроль, либо я просто самонадеянно думал, что в меня может влюбиться молоденькая валькирия… 31 октрября было посещение Хогсмида студентами, маленький праздничный вечер. Но у Реддл тем не менее была так и не снятая мной отработка.
- Поттер, передайте своей кузине, что этим вечером она свободна от наказания, - встретив мальчишку по пути к Дамблдору, я решил таким образом оповестить мисс Реддл о свободе на нынешний вечер. Пробыв у директора некоторое время и обсудив с ним охрану Гарри, я вернулся к себе, решив просмотреть заказы Министерства. Обычно Реддл убирала класс или помогала мне с ингредиентами, поскольку визитов в лес больше не делалось – во избежание внезапного появления ее отца. Но на Хеллоуин я решил все сделать сам  - этот праздник я не люблю, а работать в одиночестве  - значит иметь возможность поразмыслить. И поразмыслить я решил как раз о Кэтрин… точнее о наших с ней отношениях… они были очень натянуты, она срывалась на уроках, молчала на отработках и полностью игнорировала на переменах. А с моей стороны была исключительно строгость – мне и одного визита Тома Реддла хватило с головой. Азкабан – не мое место…
Сняв мантию, я поднял рукава рубашки и ушел в чтение писем с заказами, распределяя очередность и параллельно думая о том, правильна ли моя догадка в отношении Реддл. В подземелье было необычайно тепло, руки не мерзли, я находился один и запястья открыл безбоязненно…
Внезапное ощущение долгого и пристального взгляда и я поднял глаза. В карих глазах девушки, стоявшей у моего стола, отражались боль, обида и непередаваемая горечь…
- Опустите левый рукав… - хрипло произнесла Кэтрин – я не хочу это видеть…хотя…извините, я отработаю как-нибудь позже…интересно, профессор Дамблдор это видел? И если видел – почему не сказал мне? Он же знает, что…
- Мисс Реддл, это не совсем то, что вы подумали… - опуская рукава, я невольно поднялся. В этот миг я ненавидел себя, ненавидел метку, ненавидел все связанное с этим. Один ее вид причинял Кэтрин ужасную боль, это было видно…
- Вы Пожиратель смерти. О чем еще мне думать? Совет десяти совершил огромную ошибку…я ненавижу Вас! – вспыхнув, Кэтрин вылетела из кабинета, я не сомневался, что в слезах… Совет 10 совершил ошибку… Теперь все стало на свои места  - моя догадка  2 недели назад была правильна. Но вряд ли после этого вечера Кэтти захочет это признавать. И все же я не понимал одного – почему меня так задело то, что она узнала правду не от меня? Почему мне хотелось объяснить ей все, рассказать как все обстоит, оправдать себя? Мне очень хотелось где-то в глубине души догнать ее сейчас. Но сознание не давало это сделать…
А на следующий день Реддл не появилась ни за завтраком, ни на уроке, ни во время обеда. Она была только на трансфигурации у МакГонагалл, прогуляв даже заклинания Флитвика… они шли перед моей парой.
Неприятное чувство не давало покоя.. но еще больше страх усилился тогда, когда ко мне вбежала Памела Майдсон, капитан команды Слизерина. С заявлением:
- Реддл или сошла с ума или впала в депрессию. Она ни с кем не разговаривает и наотрез отказывается покидать дормиторию. Я думаю, стоит сообщить ее отцу… И вызвать специалистов клиники Святого Мунго…
- Я приму меры, мисс Майдсон. Спасибо за информацию… - я знал, чем это вызвано. Но станет ли она слушать меня? А выслушать ей нужно… Теперь точно нужно…

0

8

Часть 2. Визит Совета Десяти.
Кэтрин.
Часы показывали три часа дня. Мэри Смарт, моя лучшая школьная подруга, сидела на краю моей кровати, пытаясь вызвать меня на разговор. Но я не хотела говорить – ни с ней, ни с кем бы то ни было. Памела потратила полчаса на то, чтобы заставить меня пойти на тренировку – но бесполезно. Мне хотелось забиться куда-нибудь подальше и никого не видеть и не слышать… После бессонной ночи я с  трудом пошла на трансфигурацию. И на большее меня не хватило. МакГонагалл даже отпустила меня раньше – я почти заснула на паре, но едва оказавшись одна, я не хотела спать – из глаз текли слезы. Совет Десяти ошибся… Он выбрал для меня Пожирателя Смерти. Ночной кошмар моих последних 7 лет ясно всплыл в голове – зеленая вспышка, палочка направлена на меня… На руке черная метка в виде черепа и выползающей изо рта змеи… Длинные черные волосы убийцы, усмешка на губах… Но вместо меня заклинание попало в маму. Она отдала свою жизнь, она каким-то образом заставила его уйти. А потом позвала меня…Гарри в соседней комнате был в глубоком шоке, Лили и Джеймс уже погибли… А я еще верила, что мама встанет и все будет хорошо… Но…
- Кэтти, наклонись…ты должна поймать…поймать мой последний вздох…Ты станешь такой как я, валькирией… Не плачь…Все будет хорошо… Поймай вздох… - я послушалась…Через мгновение с тихим выдохом в воздухе появился маленький серебристый шарик…И поймав его, я забрала не только дар мамы, но и жизнь. Позже я узнала, что она испытывала сильную боль и это было для нее концом мучений. Но тогда я винила во всем себя…
Папа появился неожиданно, вокруг все рушилось, мне стало по-настоящему страшно. Но нас с Гарри забрали вовремя… Потом я попросила папу взять Гарри к нам, так нам с братом было легче… И с тех пор Гарри остался у нас… Через год я была посвящена в тайну валькирий, через два года поступила в Хогвартс… А теперь мне уже 16 лет, я валькирия со стажем… И мой выбор – Пожиратель Смерти… Один из тех, кто убил мою маму…И лишил меня оставшегося детства…
- Кэтрин, ну что с тобой? – сейчас я не одна, Мэри тут. Я уже смогла подавить слезы, но выйти из спальни выше моих сил.
- Ничего, все нормально. Уйди пожалуйста… Дай мне побыть одной… - Мэри ушла, наверно, обиделась. А я бессильно опустилась на подушку – это не был Северус, это не мог быть он. Но Черная метка…
- Кэтрин, я надеюсь ты не спишь? – при звуках этого голоса дремоту сняло окончательно, я села, с ненавистью глядя на вошедшего.
- Пришли избавиться от свидетеля? Не выйдет. Нас не так-то легко убить…
- Нет, не избавиться…Мне сказали, что ты весь день не выходишь из дормитории. Но это неправильно… Ты могла не приходить на мой урок, но зачем сидеть здесь остальное время?
- Я не спала ночь,  все равно ученик из меня никакой был бы…Что Вам от меня нужно? – мне хотелось сейчас одного – чтобы он ушел. Совсем… Вообще никогда его не видеть…
- Кэтти, - Снейп закрыл дверь и вернулся ко мне. Но поймав мой злой взгляд, остановился в двух метрах от кровати… - Я не… Точнее я Пожиратель Смерти, но я не делаю того, что делают остальные они… Я лишь…шпион, меня об этом просит Дамблдор, это одно из условий моей свободы и жизни Гарри.
- Не верю…
- Кэтрин, ты же понимаешь, что я не мог желать смерти Поттерам! Да, я стал таким осознанно. Но все изменилось! Дамблдор поверил мне, он дал мне шанс…После того, как началась охота на твоего кузена и его родителей… Я бы ушел, но мне доверяла Лестрейндж, я пытался спасти…
- Лили Эванс, - закончила я. – Но я не верю! Какой Вам резон теперь спасать Гарри? Ее нет больше… А он сын Вашего врага…
- Но он и ее сын! И… я действительно изменился. Поверь мне…
- Профессор Дамблдор дал Вам шанс… На что? Начать заново? Не получится… На совести убийцы всегда остается жизнь им убитого…
- Но я не убивал. Моя деятельность была несколько иной – я считался подручным, советником, шпионом. Это ведь я рассказал про пророчество о Гарри…
- Что?! – негодование заставило меня встать на ноги – Так это из-за тебя их не стало, это из-за тебя убили маму…Лили…Джеймса… И после этого Дамблдор доверил этому человеку защищать Гарри?! – от злости я даже перешла на «ты»…
-  Я не знал о ком речь, а тогда мне хотелось признания. Ты была права тогда вечером на опушке. Меня ненавидел отец, в школе тоже не слишком любили… А Лили предпочла Джеймса и его друзей… В детстве мы делаем ошибки и жалеем всю жизнь…
- Рукав! – я подошла ближе, решив проверить искренность его слов. Хотелось верить но не получалось…
- Что? – не понял визитер.
- Рукав левый поднимите… Я уже видела, больше тут никого нет. – Снейп закатал рукав, открыв метку на запястье. Я осторожно коснулась ладонью черной отметины. Кожа в этом месте была странно холодна, но мне было все равно. Закрыв глаза, я постаралась увидеть причины ее появления. Без чтения мыслей и Омута Памяти это единственный способ проверить, правда ли то, что он сказал… И то, что я видела, подтверждало сказанное. Значит можно поверить…Попробовать поверить…
- Ну и? – я открыла глаза, слегка улыбнулась и отпустила руку преподавателя.
- Вот теперь я верю. Я видела как она появилась. Могу поверить…Но одного не понимаю – зачем передо мной оправдываться было? Я же не Министр Магии!
- А ты подумай… Зачем мне оправдываться перед тобой… - я стояла слишком близко, так, что даже чувствовала тепло его дыхания. А черные глаза испытующе смотрели на меня. Мстит за мое с ним обращение?
- Ну я могла бы предположить, но думаю это будет глупость…
- А что ты предположила? – я почувствовала прикосновение руки где-то на уровне своего локтя. А мы одни… Палочка у меня осталась в сумке и колдовать без нее мне еще нельзя… Мне стало немного страшно в глубине души.
- Не важно… Это мои личные мысли… Кстати, кто из Пожирателей выглядит так? – я посмотрела в черные глаза, вызвав в памяти образ напавшего на меня мужчины… И попыталась открыть это воспоминание для собеседника…
- Не очень четко…Но мне кажется, это Долохов…Антонин Долохов. Он был пойман после того, как Лестрейндж исчезла…
- Значит Долохов… - я повторила фамилию, чтобы запомнить.  – Этому человеку лучше со мной не встречаться, убью…
- Не сможешь…На это надо решиться… - нет, определенно, это близкое взаимное положение так просто не кончится…Отойти, надо отойти…
Но искать повод не пришлось – с улицы донесся протяжный плач и песня…Зов Совета Десяти Валькирий…
- Извините, ко мне прилетели… - отстранившись, я выбежала к гостьям – нельзя долго их тут держать – могут рассердится…

Снейп.
Выйдя следом за Кэтрин, я увидел престранную картину в холле – десять незнакомых никому из присутствующих женщин, все одеты в белое, с зелеными лентами, перехватившими волосы… И старые и помоложе… Впереди всех стояла самая старшая, на ее мантии был золотой узор, на шее висел весьма массивный маховик времени. И голова была абсолютно седой…
А Кэтти среди них выглядела темным галчонком – в черной школьной мантии, с черным капюшоном…
До меня постепенно дошло кто это – Совет Десяти Валькирий, навенро. Они о чем-то тихо говорили, обращаясь к Реддл. И постепенно страх и недоумение в ее глазах уступили место радости. Валькирия, казавшаяся самой старшей, заговорила с остальными учениками.
- Я прошу всех покинуть холл. Мне нужен только кто-то из взрослых, желательно директор или декан факультета. Как свидетель посвящения. Остальных мы просим уйти.
- А я не хочу! – хмыкнул Драко Малфой.
- Я советую. Ты же не хочешь себе хвост на нос, верно? Я еще раз прошу всех выйти. Мы не шутим… - Ученики постарше ушли, первый курс убежал… Малфой ушел только после того, как на него направила палочку одна из валькирий.
- Вы преподаватель? – обратилась ко мне главная гостья, когда дети ушли.
- Да. Я декан факультета Кэтрин.
- Отлично. Запомните – вы лишь свидетель. Что бы мы ни делали – не вмешивайтесь. Мисс Реддл пройдет посвящение, дабы стать полноправной валькирией. Раньше чем положено, на год. Но это нужно прежде всего ей. Начинаем! – скомандовала женщина. Кэтти с тихим вздохом сняла мантию, оставшись в джинсах и свитере.
- Итак, Кэтрин Реддл, начнем… Ты должна будешь ответить на три вопроса, честно… И быстро. После этого ты сама знаешь, ты пройдешь непосредственно посвящение. Может быть неприятно. Но придется потерпеть… Вопрос первый: кого или что ты любишь больше всего на свете, кроме себя?
- Я могу сказать два имени? И можно тихо?
- Ты можешь даже написать… Можно два. Отвечай! – по движению губ Кэтрин я разобрал только одно имя – Гарри. Но второе и гадать не надо было…
- Вопрос второй: что ты сделаешь ради спасения своего брата? На какой поступок пойдешь максимально?
- Я отдам за Гарри жизнь, если будет нужно. Я поступлю так, как поступила бы моя мама…
- Третий вопрос: Хотя бы раз в жизни ты серьезно думала о том, чтобы сделать зло? После 9 лет…
Повисла тишина. В ушах прозвенело ее «убью»… Валькирии ждали. Наконец Реддл заговорила:
- Я думала о том, чтобы сделать зло. Я хотела отомстить человеку, убившему мою маму…На моих глазах. Я считаю, что это желание не нарушало долг валькирии нести добро.
Валькирии удовлетворено кивнули, посовещались… И одна из них пристально посмотрела в глаза Кэтрин. После чего раздался тихий приказ:
- Встань на колени и закрой глаза. Будет больно. Но если ты выдержишь – станешь валькирией… - слова о боли заставили меня напрячься – что они собрались с ней делать? Кэтрин выполнила приказ. Главная валькирия с силой ударила девушку по щеке, выступила кровь… Но ни звука не вырвалось из уст Реддл. А судя по тому, как сжалась рука, непроизвольно, можно было судить, что ей и сейчас больно… Дальнейшие действия от меня закрыли девять других валькирий, но только раз раздался голос Кэтрин, произнесшей короткое:
- Не откажусь…
Наконец, казалось, прошла вечность, валькирии расступились.
- Проверишь свои способности? – старшая валькирия помогла Кэтрин встать на ноги. На щеке виднелся свежий шрам, в глазах блестели слезы. Девушка отрицательно помотала головой… - Хорошо. Тогда держи и помни – с этого дня ты валькирия, тебе подвластно само время. Но ты хранишь его во имя добра… И бережешь жизни тех, кого в силах спасти. Любой ценой. Разбив маховик, ты вернешь время к последнему моменту, о котором думала. Разобьет не валькирия – мир ждет катастрофа. Отныне и до конца своих дней ты не вправе отказаться от своей миссии. Мы навестим тебя, когда будет нужно. А сейчас нам пора… - через мгновение девять белых и одна золотая сова вылетели в открывшуюся дверь. Кэтти села на пол, приложив к щеке ладонь.
- Больно? – я присел рядом, злясь на валькирий и жалея ее…
- Нет… нормально…они садистки, хорошо хоть при свидетеле…Без свидетеля валькирия на испытании может…скажем так, тронуться умом… самое противное – я сама себе рану исцелить не могу, а кровь идет…
- У меня наверняка есть что-то что поможет. Идем… - подав руку Кэтти, я помог ей встать. Необъяснимая нежность проснулась по отношению к 16-летней молодой валькирии… Кэтти все еще вздрагивала, сдерживая слезы.  И в какой-то момент странное чувство притяжения пересилило здравый рассудок – слегка наклонившись, я прикоснулся губами к ее губам…Мне показалось, что она оттолкнет меня или что-то в этом роде. Но спустя доли секунды последовал ответ на поцелуй…И лишь звук шагов заставил меня прекратить его…
- Так-так, опять застаю Вас в обнимку и наедине… - насмешливо-ласково произнес в дверях холла Альбус Дамблдор

0

9

Глава 5.
Часть 1. Кэтрин. Способности истинной валькирии.
- Я прошу всех покинуть холл. Мне нужен только кто-то из взрослых, желательно директор или декан факультета. Как свидетель посвящения. Остальных мы просим уйти. – Объяснив мне суть визита, Великая Валькирия попросила всех уйти их холла. Интересно, других мест для моего посвящения совсем нет?
- А я не хочу! – хмыкнул Драко Малфой, я только вздохнула – церемониться с ним никто из Совета не будет. Самоуверенный идиот!
- Я советую. Ты же не хочешь себе хвост на нос, верно? Я еще раз прошу всех выйти. Мы не шутим… - Ученики ушли, а Малфоя выгнала валькирия, одна из Совета. Остались лишь мы  и Северус Снейп, но его могут попросить остаться свидетелем…
- Вы преподаватель? – ну точно… Нет, я не против. Меня больше злит место посвящения, а не свидетель его.
- Да. Я декан факультета Кэтрин.
- Отлично. Запомните – вы лишь свидетель. Что бы мы ни делали – не вмешивайтесь. Мисс Реддл пройдет посвящение, дабы стать полноправной валькирией. Раньше чем положено, на год. – я должна была пройти через это 1 ноября следующего года. Да, ровно год… - Но это нужно прежде всего ей. Начинаем! – Я сняла мантию и отдала ее самой милой на вид валькирии. Мантия мне будет мешать. Историю я учила хорошо, в том числе и валькирий, отсюда знала, что магическая одежда будет меня душить…
- Итак, Кэтрин Реддл, начнем… Ты должна будешь ответить на три вопроса, честно… И быстро. После этого ты сама знаешь, ты пройдешь непосредственно посвящение. Может быть неприятно.- и даже больно. Но это еще ничего в сравнении с дальнейшими испытаниями… -  Но придется потерпеть… Вопрос первый: кого или что ты любишь больше всего на свете, кроме себя?
- Я могу сказать два имени? И можно тихо? – я не могла сделать выбор между Гарри и Северусом, но и не могла при нем сказать его имя…
- Ты можешь даже написать… Можно два. Отвечай! – я ответила, едва слышно:
- Гарри Поттера и Северуса Снейпа.
- Вопрос второй: что ты сделаешь ради спасения своего брата? На какой поступок пойдешь максимально?
- Я отдам за Гарри жизнь, если будет нужно. Я поступлю так, как поступила бы моя мама… - это было чистейшей правдой. Я готова даже умереть ради жизни брата. Я ради Гарри прохожу через все трудности – ради того, чтобы помочь ему остаться в живых. За эту цель отдал жизнь не один человек. И отнять у меня Гарри я не позволю…
- Третий вопрос: Хотя бы раз в жизни ты серьезно думала о том, чтобы сделать зло? После 9 лет… - я вспомнила о Долохове. И решилась:
- Я думала о том, чтобы сделать зло. Я хотела отомстить человеку, убившему мою маму…На моих глазах. Я считаю, что это желание не нарушало долг валькирии нести добро.
Валькирии удовлетворено кивнули, посовещались… Валькирия из Италии посмотрела мне в глаза, проверяя мою готовность к испытанию и правдивость моих слов…
- Встань на колени и закрой глаза. Будет больно. Но если ты выдержишь – станешь валькирией… - я послушалась, почувствовала удар по щеке. Похоже было на то, что ее порезали раскаленным железом. Больно, мучительно больно…Но бывает еще больнее, валькирия принимает на себя любой удар. Больно, хочется плакать. Но я должна вытерпеть. В ушах звенела клятва, мысленно я повторяла ее, с трудом сдерживая слезы боли. Мне может быть больнее, еще больнее. А щеку жгло огнем…
- Не откажусь…- это вырвалось вслух. Не откажусь от миссии, ради которой стала валькирией – нести жизнь. Даже перед лицом смерти. Это часть клятвы – это образ жизни…Иногда к жжению щеки прибавлялись легкие уколы в ладони рук – битый хрусталь, он растворяется в наших руках. Но тем не менее лицо горело, хотелось нырнуть в ледяную воду, а вместо этого я знала, что вокруг 10 женщин, которые не дадут мне даже открыть глаза…Если бы я была здесь без свидетеля – я могла бы сойти с ума от этого ощущения – такое уже случалось…Наконец все закончилось.
- Проверишь свои способности? – издеваются? Моя единственная мысль – охладить порез на щеке. Проверю позже… Я помотала головой в знак отрицания. - Хорошо. Тогда держи и помни – с этого дня ты валькирия, тебе подвластно само время. Но ты хранишь его во имя добра… И бережешь жизни тех, кого в силах спасти. Любой ценой. – я знала значение этих слов. Если есть выбор – жизнь валькирии или жизнь человека, не являющегося валькирией – мы должны спасти человека, отдать дар. И потом умереть. Не передав дар, уйти из жизни нельзя… -  Разбив маховик, ты вернешь время к последнему моменту, о котором думала. Разобьет не валькирия – мир ждет катастрофа. Отныне и до конца своих дней ты не вправе отказаться от своей миссии. Мы навестим тебя, когда будет нужно. А сейчас нам пора… - надев мне на шею маховик, они улетели. Я села на пол, думая о том, что делать с щекой…Мантия исчезла, но я знала, что она будет лежать в дормитории. Поэтому о ней не волновалась…
- Больно? – присел рядом со мной Северус. Нет, ему я не должна показывать свою слабость. Не надо ему знать, что я сейчас чувствую, я не люблю, когда меня жалеют…
- Нет… нормально…они садистки, хорошо хоть при свидетеле… - все же вырвалось у меня. - Без свидетеля валькирия на испытании может…скажем так, тронуться умом… самое противное – я сама себе рану исцелить не могу, а кровь идет… - это было правдой. Рану от удара той Валькирии я себе не вылечу. Надо идти к мадам Помфри…
- У меня наверняка есть что-то, что поможет. Идем… - Снейп помог мне встать, я уже хотела поблагодарить и отстраниться…Но почувствовала на губах легкий поцелуй. Первый поцелуй в моей жизни… И неважно было, что это с его стороны. С моей  - я люблю его, действительно люблю…Поэтому ответила на поцелуй, не думая о последствиях.
- Так-так, опять застаю Вас в обнимку и наедине… - насмешливо-ласково произнес в дверях холла Альбус Дамблдор…Северус вовремя отстранился от меня, я отступила на шаг, принимая невозмутимый вид. И странно – после поцелуя щека то ли прошла, то ли я ее не чувствовала… - Не иначе как у вас роман, а? А отработка – прикрытие. Так, Северус?
- Нет… - выдержке Сева можно было лишь завидовать – мисс Реддл прошла посвящение в валькирии, я был свидетелем  и сейчас собираюсь оказать первую помощь…
- А  мне сдается, что это любовь… Уединяетесь, все вечера вместе. Скрываете от всех, а от всех-то не получится! – я улыбнулась, кивнув головой.
- А как же! Мы же можно сказать друг от друга едва отлипли перед тем, как Вы зашли! – Дамблдор рассмеялся. Я сказала правду, обратив ее в шутку и избежав таким образом скандала с моим отцом.
- Кэтрин, тебе может на завтра дать выходной? – внезапно спросил директор.
- Нет, не надо…Я могу посещать занятия завтра в мантии белого цвета? Так нужно. Это только на завтра… - получив разрешение, я вздохнула с облегчением. Значит пропускать не придется, мне нельзя снимать завтра белую мантию…
- А теперь расскажи, что значит это посвящение для тебя? – посмотрел на меня Дамблдор. Я начала рассказ, стараясь не думать о поцелуе Снейпа. Хотя опьянение прошло и я уже задумалась о том, что он значит…
- Раньше я считалась не полноценной валькирией, а лишь ученицей. Фактически я обладала способностями наиболее простыми – восстановление физических разрушений «песней валькирии», окклюменцией – врожденной. Ни один маг не может прочесть мои мысли, если я того не хочу. За счет того, что я валькирия, поддерживается временное равновесие при повороте маховика времени Грейнджер. Но на мне это сказывалось тем, что мне постоянно было плохо. Теперь такие скачки времени я буду переносить легче… - Дамблдор внимательно слушал, Снейп не сводил с меня пристального взгляда. Но мысли его оставались для меня загадкой.
- То есть ты стала полноценной валькирией и твои способности увеличились?
- Ну да. Теперь я могу исцелять раны – физические и душевные. Колдовать без палочки и превращаться в сову, и полностью управляю временем в Англии. Могу остановить время, замедлить или ускорить его бег. Но теперь я несу ответственность за жизнь всех, кого в силах спасти. В первую очередь Гарри.
- А я слышал от твоей мамы про «поцелуй валькирии». Что это такое? Я тогда не очень понял… - я вздохнула. Нет, наказывать меня не будут, это не самая секретная тайна. Рассказать можно.
- «Поцелуем валькирии» называется наша уникальная и самая спорная способность. Раз в жизни мы можем воскресить умершего, с помощью поцелуя. В щеку, лоб, не важно. Хоть в руку. Но лишь раз в жизни. Поэтому обычно она остается неиспользованной. Трудно решить, кто должен жить – вдруг нужно будет потом, а возможности не останется…
- Воскресить? Совсем или временно? – подал голос Снейп. – Как это действует?
- Совсем. Мы дарим этому человеку вторую жизнь…
- А Розалина использовала эту способность? – я понимала, куда он клонит. Я знала правду. Но сказать не могла…
- Не знаю. Но думаю, не успела. Ее убили сразу после Лили. Извините, - мой взгляд упал на часы. Пять вечера… Пора надеть белую мантию  и делать уроки, мне в 8 на отработку… - мне нужно уйти. – Я спустилась вниз, в подземелья Слизерина. Готовиться к учебному дню.
Через несколько лет я предстала перед тем выбором, о котором сказала Дамблдору – я разрывалась между двумя близкими мне людьми. Они оба погибли… И я все же сделала выбор. А правилен он был, или нет… Кто может судить? Мама пожертвовала собой ради меня. А я ради счастья других пожертвовала собственным счастьем… Мое имя навсегда вошло в историю валькирий. И единственная в истории я получила право на второй «поцелуй валькирии»…Единственная за все поколения валькирий…

Часть 2. Дамблдор.
Кэтрин скрылась внизу, я покачал головой ей вслед. Вылитая мать, даже не смотря на то, что она дочь Тома Реддла. В ней его упорство и тяга к знаниям. Но эта ученица одна из самых смелых студенток Хогвартса. Все чаще я задаю себе вопрос, права ли шляпа, выбирая факультеты для некоторых студентов. Северус на редкость смелый человек, не лишенный благородства. Я возможно отправил бы его на Гриффиндор, узнав получше. Но окончил он Слизерин. Отчасти то же можно было бы сказать и про Кэтти, но было бы странно, если бы прапрапраправнучка Слизерина училась на другом факультете. Хотя кто знает…
- Она создана, чтобы шокировать других людей и исчезать… Я все больше поражаюсь этой девушке… - хмыкнул Северус позади меня. Я повернулся к моему помощнику в борьбе с Лестрейндж.
- Северус, пройдемте к Вам. Мне нужно с Вами поговорить… - в его кабинете я продолжил: - а теперь скажи мне правду – что связывает тебя и Реддл? Для простой помощи во вставании вы стояли слишком близко друг к другу… - я не поверил ни одному слову Кэтти и Северуса. Не просто так они обнялись, далеко не просто так.
- Нас связывает то, что я ее преподаватель и декан ее факультета  - сухо и коротко ответил Северус. Но все равно рано или поздно он себя выдаст. Однако лучше все же рано…
- Хорошо, допустим. А насчет того, что она тебя поражает… Ты не помнишь Розалину? Она была удивительной женщиной…Кэтрин похожа на свою мать, вот и все.
- Я не слишком хорошо знал миссис Реддл. Она окончила Хогвартс когда мы окончили первый курс. А когда мы окончили третий курс, она уже вышла замуж. – Северус сел напротив меня, как и всегда. Но на сей раз в его глазах не было обычного холода, они стали чуточку теплее. Все же он меняется…
- Но тем не менее ты был с ней знаком. Я лично вас познакомил.
- Розалина была одной из двух людей, кто верил мне. Кроме Вас, профессор. Я плохо знал ее, но очень уважал. И да, она была необычной, она была очень проницательной и доброй женщиной…  - Снейп кивнул. Отлично, можно задавать наводящие вопросы.
- А разве Кэтрин не верит? Или она не видела метку? Вам было бы полезно сотрудничать…
- Она видела, вчера. Я объяснил, но очень коротко. Кажется поверила.
- Почему бы не рассказать ей всю историю, Северус? Почему надо скрывать лучшее, что в Вас есть – способность любить? И рисковать собой ради того, чем или кем дорожил любимый Вами человек?
- Потому что я и сам не уверен, что продолжаю спасать Поттера из чувства вины перед Лили. Я стараюсь сохранить верность ее памяти, я люблю ее и эти годы, что ее нет… Но думаю, Гарри я помогаю из чувства вины, а возможно даже и не вины, перед другим человеком. – Замечание номер раз – он назвал Гарри по имени, а не далее как недели две назад говорил, что «Поттер – исчадье ада», что он слишком похож на Джеймса и он, Северус, мальчика терпеть не может… Хм, о многом это говорит, но версии  противоречат друг другу…
- И перед кем же? – отправляя в рот дольку засахаренного лимона, спросил я, внимательно наблюдая за Снейпом. Не нравится он мне что-то… В последнее время…
- Перед Кэтрин. Ее мама погибла там же и тогда же, что и Поттеры, – а обычно говорится «Лили и Поттер». Он что, и впрямь влюбился в Реддл?
- Северус, я хочу задать Вам вопрос. Немного не по теме… Но знаете ли Вы, что валькирия влюбляется только раз в жизни? И это у них как правило на всю жизнь... О так называемом «выборе»?
- Прекрасно знаю. И я понимаю, что Вы хотите узнать, профессор. За почти десяток лет я научился предугадывать Ваши вопросы в процессе разговора, - неожиданно серьезно, но спокойно заговорил Снейп, поднявшись с кресла. – Но более того – я знаю выбор, сделанный для нее…
- И кто же это? – может все не так страшно и это какой-нибудь студент. Снейп бывший Упивающийся смертью, Реддл его прибьет, если узнает, в кого влюблена его дочь. А смерть Северуса нам сейчас не нужна…
- Ну а как Вы сами думаете? – выждав с минуту, Северус понял, что отвечать я не буду. Но догадаться я уже догадался. Еще раньше, просто надеялся на лучшее… - ее выбор – я… - прозвучали в тишине кабинета слова Снейпа. Худшие мои опасения оправдались… Хотя еще не все…
- В таком случае мне ее жаль. Любить того, кто заведомо любит другого. Это больно, я думаю… - я направился к выходу. Реддлу я не скажу, Кэтрин скажет сама, когда сочтет нужным…
- Дело в том, профессор Дамблдор, что я сам не уверен в безответности ее чувств… - услышал я, выходя. По крайней мере я теперь знаю правду. И думаю если будет надо – пойму что с этой правдой делать… А пока… Пусть разбираются сами, конечно. Но присмотр им не помешает. Мой небольшой присмотр… На всякий случай.

От автора.
А в  то самое время, что Дамблдор поднимался к себе в башню, Снейп вспоминал те события, что были связаны для него с Реддл. Ее распределение, когда она попала на Слизерин, ее блестящие успехи по всем предметам. Кэтти хвалили все учителя, он сам гордился такой способной ученицей. Ни разу за вот уже больше чем 5 лет он не поставил ей отметку ниже «Превосходно». Потому что придраться ни в ответе, ни в работе, ни в зелье просто не к чему… Но ведь Грейнджер тоже учится вполне неплохо, однако ее он так не ценил никогда… Вряд ли валькирии ошибаются, скорее они будут делать все для того, чтобы выбранный человек тоже любил валькирию…До 5 курса он считал ее умной, талантливой… Но она производила впечатление робкой, нерешительной и уж чрезмерно послушной студентки. А в этом году проявилась та черта характера, что так зацепила его внимание и влекла его к ней все сильнее – ее дерзость, импульсивность, эмоциональность… Отчасти этим вниманием и вызвана была ее столь долгая отработка за не такую уж и страшную вину… Ему нравилось ее дразнить, вызывая на дерзость и изредка язвить в ответ… Кэтти внесла в его жизнь то, чего ему не хватало когда-то в детстве, да и теперь – огонь, эмоции…Она внесла саму жизнь…
Новая Кэтрин не могла не понравиться ему, но теперь, после поцелуя… Он начинал отдавать себе отчет в том, как именно она ему нравится… Но чувство вины и привязанности к Лили Эванс мешало признать этот отчет правильным…

0

10

Глава 6. Снейп. «Я люблю тебя…»
В восемь Кэтти, к моему удивлению, пришла на отработку. Воспоминания о поцелуе, который я даже сам от себя не ожидал, никак не хотели отойти на второй план. С этим поцелуем во мне воскресло что-то давно забытое, или же скорее заглушенное… Запах ее кожи – смесь мяты и шалфея, с какой-то примесью лаванды, до сих пор витал в воздухе вокруг…
- Кэтрин, я думал, что ты не придешь. Ты же не спала прошлой ночью, могла бы отдохнуть… - не решаясь посмотреть в ее глаза, я хотел ее отпустить. Но девушка очень упряма. И твердо заявила:
- Я наказана, я буду отрабатывать… Что надо делать? – ладно, мне надо сходить к МакГонагалл, а потом все же отправлю это упрямое чудо спать. Попросив, именно попросив, а не приказав, нарезать корни дьявольских силков, я ушел. И вернувшись через полчаса, невольно улыбнулся. Положив голову на руки, Кэтти сладко спала. На губах играла легкая улыбка. И нетронутые корни на столе. Будить ее не хотелось – так нежно и беззащитно выглядела она со стороны. Но не нести же мне ее на руках в дормиторию… Во-первых, уже поздновато, девушки скорее всего спать ложиться собираются. А во-вторых, чем  мне это объяснять?
Через минуту таких размышлений я все же осторожно поднял Кэтти на руки, но уложить надумал у себя. Завтра придумаю оправдательную ложь, но сегодня пусть спит. Я думаю Дамблдор-то поверит, что неприличных мыслей в адрес Кэтрин у меня и в помине нет…
Открыв дверь своей комнаты, я уложил «спящую красавицу» на кровать, поверх одеяла.
- Ммм, Римус… мне надо в дормиторию… - не открывая глаз, пробормотала Реддл, снова впадая в сон.
- Тише, спи, никто ругать не будет… - прошептал я, накрывая ее одеялом – в комнате было довольно прохладно. Белая мантия девушки сливалась с белой простынею, и на этом фоне ярко выделялись темно-каштановые пряди слегка вьющихся волос. А она действительно красива, очень красива… И вновь я чувствовал прилив необъяснимой нежности к ней, ласково провел рукой по волосам. Словно по шелку… Давно уже я не касался волос живой девушки, любимой мной девушки. Зачем врать себе? Я люблю ее… С ней в мою жизнь вернулся какой-то живой, реальный смысл. И тепло…
Улегшись на старенький диванчик – какое счастье, что я его отсюда не убрал! – я закрыл дверь на пароль, погасил лампу. И прислушивался к тихому легкому дыханию… Она крепко спала, изредка что-то бормоча во сне… А вот мне не спалось…
Но потом я все же уснул, проснулся через несколько часов от шума шагов. И услышал шепот Кэтти.
- Слизерин… Лань… Лили Эванс… да какой у него пароль-то, блин?! Может имя матери или отца? А как их звали, интересно? – ясно, пытается открыть дверь.
- Не мучайтесь, мисс Реддл, не откроете, - улыбнулся я. – А разговоры сама с собой… признак пугающий!
- А спать в комнате постороннего мужчины не пугающий признак? – обернулась Кэтти от двери. Шепнула «Люмос»… посмотрела на часы на руке… - четыре утра?! Вы почему меня не разбудили? Потом опять накажете за то, что я ночевала не в дормитории?
- На этот раз нет, ты же не пытаешься меня связать. И потом, ты уснула на отработке, было уже довольно поздно… Я не хотел тебя будить… - Кэтти тряхнула головой, распущенные волосы легли на плечи аккуратной волной.
- Быстрый прогресс… Днем Вы меня целуете, ночью я просыпаюсь в Вашей комнате. Вы издеваетесь надо мной, да?
- Отнюдь… - подходя к ней, я снова ощутил нежный запах ее волос и кожи... Аккуратно притянув к себе, обнял за талию и при свете свечи заглянул в глаза. В карих глазах девушки сейчас не было ни утренней злости, ни недавней еще обиды… В них светились совсем  другие чувства…
- Тогда почему я здесь? И теперь до утра не могу уйти… - прошептала она, не пытаясь отстраниться… - что вы хотите?
- Потому что мне не хотелось тебя будить… И не хочется сейчас отпускать… - проводя рукой по теплой щеке, я сумел сдержать свои чувства. Но зачем скрывать отношение к ней? Она ведь платит мне взаимностью… Осторожно приподняв ее личико за подбородок, я вновь коснулся поцелуем теплых губ… И вновь на мой поцелуй бо\ыл ответ… Тонкие руки обвили мою шею, на этот раз смелее… Но мой самоконтроль был непоколебим. Свои желания, даже вспыхнувшие столь внезапно, я могу удержать…
- А голову не мешало бы вымыть… - голос Кэт вернул меня в реальность.
- Вы напрашиваетесь на отработку, Кэтрин? Я сам знаю, когда мне мыть голову, - не выпуская ее из объятий, я улыбнулся. Она права, не мешало бы… Но сказано это было ласково, а мне нужно как-то оправдать свои встречи с ней. Отработка – один из способов сделать это… Точнее, лже-отработка. – Во втором семестре, две недели. В шесть вечера…
- Могу и попозже… Но вредный же ты! Почему так мало?!
- Я найду к чему потом придраться… - усмехнулся я.
- И ты ничего не хочешь мне сказать? – в глазах Кэтти засветился лукавый огонек.
- Хочу… но не могу решиться…
- Твои действия уже говорят красноречиво… - теплый взгляд карих глаз… Даже не помню, были ли в моей жизни подобные моменты…
- Тогда скажу… - она хотела это услышать, я пересилил волнение – я в любви не признавался еще никогда,  несмотря на свой возраст… - я люблю тебя… И…
- Не продолжай… - прошептали нежные губки – это все, что я хотела услышать… и я могу не отвечать, ты и так все знаешь…
- Знаю… Когда тебя отпустить? Нам нельзя уходить отсюда вместе… Могут неправильно понять… - сильнее прижал я ее к себе.
- Когда будет часов 7…я скажу что ночевала у Люпина… Вечером на отработку во сколько?
- В семь… я увеличу ее на час.
- Вредина! Мне уроки надо делать!  - подняв Кэтти на руки, я вздохнул. Она моя студентка, но я тем не менее люблю ее и счастлив от этого...
- Возьми учебники с собой, я помогу… Тем более что от завтрашнего сочинения по зельям я тебя освобождаю…
- Ммм…поблажки? А говоришь, любимчиков нет среди учеников…
- Любимчиков нет. А любимая есть… Но спать! Тебе завтра учиться… А мне учить… - отправив ее в постель, я до утра думал о том, что наверно это неправильно. Но разве любовь должна подчиняться каким-то правилам? И потом, еще полтора года и она окончит школу… А потом нас будет разделять только грань того, кем я был. Но ей это неважно, а мне тем более. Кому, как не мне, знать, что я изменился?

0


Вы здесь » Мир Фанфиков » Законченные фанфики по другим книгам » Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...